Версия для печати

АБХАЗИЯ СЕГОДНЯ. ЧТО ДЕЛАТЬ? Часть VІІI. МЕДИЦИНА

Точка зрения Пятница, 03 мая 2019 12:07
Оцените материал
(0 голосов)

Архимандрит Дорофей (Дбар)

Говоря о медицине в Абхазии, я хочу сконцентрировать внимание читателей на трех наиболее актуальных, с моей точки зрения, вещах: 1) забота о здоровье людей; 2) человеческий фактор и т. н. «врачебные ошибки»; 3) платная и страховая медицина. Все остальные проблемы современной абхазской медицины, которые хорошо известны всем, могут быть элементарно решены в условиях штатной работы государственных институтов при рациональном использовании бюджетных средств.

Сохранение здоровья

В Абхазском государстве за последние 25 лет совершенно забыли о таком понятии, как забота о здоровье нации. Понятно, что во время войны, в послевоенные годы и особенно в период политической и экономической блокады, силы нашего государства и общества были сосредоточены исключительно на выживании. Но наступили времена другие, и мы должны серьезно задуматься о здоровье народа.

Заботиться о здоровье людей, разрабатывать план мер, направленных на его сохранение, — задача государственная. Если в числе приоритетных задач, которые ставит перед собой руководство страны, этого не предусмотрено, гражданам приходится самим изыскивать возможности для профилактики заболеваний, лечения, и тратить на это колоссальные силы и средства. А в специфических условиях, в которых сегодня находится наша страна, это проблематично и очень недешево!

Так что поделюсь своим видением решения этого непростого вопроса.

Начинать, наверное, стоит с популяризации здорового образа жизни, тем более, что наши климатические условия — самые что ни на есть подходящие для оздоровительных и закаливающих мероприятий и практик.

У меня в голове не укладывается, как многие мои знакомые, постоянно живущие в Абхазии, у подножия Кавказского хребта на побережье Черного моря, «умудряются» за летний сезон ни разу не окунуться в море и не выбраться хотя бы на несколько дней в горы. А если мы попробуем подсчитать, сколько на набережных городов Абхазии (за исключением Сухума, конечно!) прогуливающихся пешком или на велосипедах, то, увы, в общей сложности не наберется и сотни. Поразительно, но это факты, это наша действительность! Это — во–первых.

О том, что обозначаю как во–вторых, я уже говорил в разделе «Экономика» (см. выше), и при этом отмечал особо, что здоровье наших граждан напрямую зависит от степени развития отечественного сельского хозяйства. Ведь не секрет, что большая часть продуктов питания, импортируемых в Абхазию, низкого качества, и, потребляя их, мы наносим вред своему организму.

И, в–третьих. Кто считал, сколько наших детишек за последние 25 лет хотя бы один раз побывали в летних детских лагерях? И сколько взрослых — в домах отдыха и лечебницах?

Я более чем уверен, что при желании наше государство сможет найти средства для создания хотя бы нескольких детских лагерей и домов отдыха для собственного населения — как в горной части Абхазии, так и на побережье. К реализации подобного рода проектов, как мне кажется, было бы правильно и рационально привлекать религиозные организации, зарегистрированные в нашей Республике. Это общеизвестный мировой опыт: во многих странах Европы (например, в Италии и Греции) организаторами детского отдыха выступают Церкви этих стран.

Новоафонский монастырь и Священная Митрополия Абхазии уже с 2004 г. ведут «борьбу», чтобы сохранить для детей Абхазии бывшее здание дома отдыха «Водопад» в Новом Афоне, расположенное за храмом св. апостола Симона Кананита. Мы планируем создать детский лагерь на базе этого дома отдыха. Однако собственными силами осуществить данный проект мы не в состоянии.

Идеально подходят для отдыха детей, а значит и для создания лагерей, Ауадхара и Амбара (Мюссера), в последней, кстати, лагерь и был в советское время.

К слову, в 2005 г. при Новоафонском монастыре был организован летний отдых детей из отдаленных сельских районов Абхазии (в два потока). Проект не получил продолжения, поскольку условия проживания и организация питания в монастыре были не самыми походящими для детей.

«Античный врач, — пишет Вернер Йегер в уже упомянутой мною работе «Пайдейя. Воспитание античного грека», — даже в большей степени, чем наши современники еще несколько десятилетий назад, заботился не столько о лечении болезней, сколько о сохранении здоровья. Соответствующую этой деятельности часть медицины называли гигиеной. Она занималось прежде всего “диетой”. Этим словом греки, в отличие от нас, не только обозначали особую форму питания, но определяли им весь образ жизни человека, имея в виду упражнения, выполнения которых врач требовал от больного (т. е. гимнастика — прим. о. Дорофея), и регулярность в приеме пищи».

Человеческий фактор

В вышеприведенных разделах своих рассуждений я уже не раз подчеркивал, насколько значима роль полноценно сформированных личностей в решении тех или иных проблем, стоящих перед обществом и государством. Такой подход касается и медицины.

Уже процитированный выше Вернер Йегер, в разделе своей книги, посвященной античной медицине как части системы воспитания, отмечает, что высокоразвитая врачебная наука наших дней, для которой характерна строго профессиональная замкнутость, не похожа на свою античную прародительницу.

«Врач, — пишет Вернер Йегер, — не только владел глубокими знаниями, тонким умением применять специальные методики, но и был воплощением высокой морали, подавая остальным гражданам пример правильных взаимосвязей между наукой, практической деятельностью и этическими требованиями».

Все это было необходимо врачу «для правильного руководства жизнью других людей».

А что в наше время? Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан, которого я также упоминал в одном из предыдущих разделов своих рассуждений, в книге «Экономика всего. Как институты определяют нашу жизнь» приводит интересный факт: «Был такой опыт, когда швейцарских врачей опросили, какими лекарствами они лечат членов своей семьи и какие рекомендуют пациентам. Списки не совпали». Вот вам и ответ.

Углубившись в работу Вернера Йегера, я вычитал у него следующее: «во времена Гиппократа медицина впервые стала придавать большое значение личности мастера как таковой». Кроме того, в произведениях врачей античного времени «часто люди квалифицированные, “профессионалы” противопоставляются “профанам”», т. е. «непосвященным» в искусство своего дела.

Значение личности профессионала как таковой в современной Абхазии придавать не принято, и в современной абхазской медицине подобный подход — явление также чрезвычайно редкое. И как результат — непрерывная череда «врачебных ошибок», которые одну за другой допускают и сами врачи, и персонал наших медицинских учреждений. Так значит это и есть те самые «профаны», из–за которых страдают люди, расплачиваясь потерянным здоровьем (это в лучшем случае), а в худшем — и таких случаев немало — ошибки оборачиваются гибелью наших граждан — наших соседей, родных, близких, коллег…

Как часто, когда происходит очередной случай, все мы начинаем задавать себе вопрос: Почему? Почему такое произошло?

Между тем такой поворот событий неизбежен, если наши врачи не будут заботиться об углублении научных познаний, о совершенствовании практических навыков, а в качестве единственной цели деятельности будут рассматривать исключительно хороший заработок. Вот таким образом, незаметно для самого себя врач все больше погружается в пучину безответственности и уже не осознает ее чудовищной меры! И, стало быть, такой врач не менее опасен для общества, чем преступник!

На каком, казалось бы, основании мы можем заявлять, что врачебное сообщество нашей страны мало заинтересовано в саморазвитии и совершенствовании, в углублении своих научных и практических знаний? Все очень просто: доказательством тому является тотальное отсутствие подписки на специализированную научную медицинскую периодику, т. е. никакого своевременного обновления знаний у большинства наших специалистов–медиков не происходит. Нет даже желания изменить хоть что–либо в этом направлении. Позволю себе повторить уже высказанное однажды: при огромном количестве «кабинетных» работников в нашей стране (к категории работников умственного труда я отношу, безусловно, и врачей) практически никто из них не имеет дома рабочего кабинета. Т. е. люди не имеют потребности посвящать свое личное свободное время саморазвитию, работе, которой они зарабатывают себе на жизнь.

Кто–то возразит, что знания — во всяком случае хотя бы на русском языке (не говоря уже об английском — языке современной науки) можно получить и посредством сети Интернет. Но те, кто постоянно интересуется специализированными изданиями, знают, что первое в этом деле — опять же подписка (пусть и виртуальная) на рецензируемые научные журналы. Свободные публикации в Интернете — отнюдь не панацея, ведь не так получают системные знания. И уж тем более, когда речь идет о медицине, о врачах, от компетентности которых зависит жизнь людей.

Создатель эпических поэм «Илиада» и «Одиссея» Гомер утверждал: «Опытный врач драгоценнее многих других человеков!»

А пока руководство нашей страны в лице Министерства здравоохранения все еще не готово, а по сути, неспособно уволить из своих подведомственных учреждений непрофессиональных работников, в том числе и тех, кто давно уже переступил черту пенсионного возраста, нам не стоит рассчитывать на гарантированно качественное медицинское обслуживание. Ответственность за наше здоровье и жизнь весьма относительна. Между тем именно отсутствие вакансий в лечебных учреждениях Абхазии является серьезным препятствием к появлению в них новых компетентных кадров.

Платная и страховая медицина

Обсуждая вопрос, какой должна быть медицина в Абхазии — платной или бесплатной, стоит признать: в нашей Республике (включая и советский период) совершенно бесплатной медицина не была никогда!

Я хорошо помню случай из своего детства (это было в начале 80–х), когда мама повела меня на обследование и лечение в Курортную поликлинику г. Гудауты. По завершении лечебных процедур она положила врачу на стол деньги (я не помню, да и не мог, наверное, еще определить, сколько именно). А ведь это был врач, работавший в современной по тем временам советской поликлинике, получавший достойную заработную плату. И тем не менее он все равно брал деньги с пациентов!

Не стоит сбрасывать со счетов еще и особенности нашего менталитета. Я много раз говорил об этом, но повторю еще не раз, поскольку иначе невозможно разъяснить, сделать понятными многие моменты.

На этот раз приведу пример из собственной практики священнослужителя.

Меня очень оскорбляет, когда люди предлагают мне денежное вознаграждение за совершение Таинств или религиозных обрядов, например, крещения, отпевания и т. д. Поскольку свою деятельность я воспринимаю как призвание к служению людям. Собственно, так же я воспринимаю и служение врача.

Простите за нескромность, но за 18 лет священнической практики я ни разу не брал в руки денег от людей, обращавшихся ко мне за удовлетворением религиозных нужд. За это время я только крестил до 10 000 человек.

А если желающие заплатить мне за совершение Таинства бывают особенно настойчивы, я говорю им: «Идите в храм и пожертвуйте там, сколько вы считаете нужным».

И что они делают? Большинство из них уходят, не заходя в храм, и ничего не жертвуют.

Логика действий этих людей (а таковых большинство) для меня совершенно очевидна: «тайное» (сокрытое от людских глаз) пожертвование в храме Богу (Его мы не видим) — это не обязательно, а вот дать прямо в руки священнику, да притом немалую сумму — совсем другое дело. Ведь мало ли когда еще пригодится батюшка? При этом никто из них не задумывается, что священник ничего не значит без Бога!

Я не случайно привожу здесь этот пример. Та же логика работает и при обращении к медикам. Люди рассуждают таким образом: «мы не будем регулярно вносить деньги, обеспечивающие нашу медицинскую страховку (чтобы в нужный момент использовать страховой полис!), ведь медицина у нас должна быть бесплатной! А вот дать врачу в руки крупную сумму надо. Мало ли когда он еще пригодится?»

Поэтому у меня нет ни малейшего сомнения в том, что в нашей стране медицина должна стать официально платной! В этом случае наши медучреждения будут обязаны предлагать услуги по ценам, продиктованных рынком и страховыми компаниями.

Медицинскому сообществу, в том числе практикующим врачам, менеджерам и медперсоналу разного уровня предстоит самим определять стоимость оказываемых услуг, в соответствии с мировыми стандартами формировать каталоги медицинских услуг и медпрепаратов, включающие в себя исчерпывающую информацию как для Министерства здравоохранения, налоговой и страховых служб, так и для потребителей услуг — пациентов.

Что же касается квалификации врачей, то степень ее должна определяться не только дипломом, но и опытом работы, и постоянным совершенствованием знаний и практических навыков. И уж при таком–то подходе неквалифицированный врач станет обузой и, более того, даже угрозой для медицинского учреждения. Ведь неквалифицированный врач — это не только пятно на репутации медучреждения. Это еще и серьезная препона, а то и вовсе невозможность получить деньги от страховых компаний, от пациентов и банков. Задача страховых компаний в таком случае расширяется. Им предстоит не только страховать, но и взять на себя функции органа, контролирующего медицинское сообщество, и определять каталожную стоимость услуг.

Между тем банки будут предлагать более выгодные условия кредитования медицинским учреждениям с квалифицированным персоналом и первоклассным оснащением, и в итоге это позволит создать следующую схему: пациент платит страховой компании, страховая кампания платит медицинскому учреждению, а банки финансируют развитие перспективных медучреждений, получая выгоду из доходов и страховых компаний, и медучреждений. Обратите внимание, что оздоровится и ситуация со сбором налогов, от чего выиграет общество в целом.

Надеюсь, что вышеприведенная схема помогла мне убедить читателей в необходимости создавать и развивать в нашей стране рынок частной медицины. Сегодня же жесткая заурегулированность в этой сфере — удушающие требования всевозможных лицензий, ограничения и иные бюрократические препоны фактически ограничили частную медицинскую практику услугами дантистов, офтальмологов и диагностическими лабораториями. Тем не менее именно в этих сферах (особенно среди дантистов) у нас наблюдается широкий выбор услуг и отлично работают многие молодые специалисты, сами клиники поражают чистотой, прекрасным оборудованием. Кроме того, цены на услуги наших дантистов доступнее, чем в сопредельной Российской Федерации, и многие отдыхающие предпочитают лечить зубы у нас в Абхазии!

Конкуренция государственных и частных клиник позволит пациентам самим выбирать, где им лечиться, появятся новые рабочие места, а государство получит рост налоговых сборов. Именно по такому пути пошла соседняя Грузия, хотя понятно, что их финансовые и институциональные возможности значительно шире, и к тому же в стране есть возможность выбирать из множества профессиональных и качественных медицинских услуг лучшие.

На мой взгляд, этот подход позволит нам избавится от унизительного положения, когда вроде бы государственные и бесплатные медицинские учреждения, призванные по определению обслуживать пациентов бесплатно, в реальности вынуждают пациентов буквально бегать за врачами и медперсоналом (да–да, за всеми — от техничек до главврача) и платить буквально за все (от бахил и простых инъекций до уборки палаты и т. д.). Напомню еще и о предусмотренной «необходимости» покупать ненужные препараты в аптеках, с которыми у отдельных врачей и чиновников от медицины существуют взаимовыгодные договоренности. Оставим в стороне случаи, когда из бюджета выделяются средства на закупку лекарств, а персонал государственных медучреждений фактически продает закупленные лекарства тем, кому государство их выделило бесплатно.

Напомню, что медицина — это еще и систематизация статистических данных о состоянии здоровья каждого гражданина. Регулярный медицинский осмотр и фиксация его результатов в истории болезни каждого в идеале должны храниться в базах данных медицинских учреждений, доступ к которым должны иметь пациенты. В нескольких лечебных учреждениях Абхазии такого рода базы уже существуют. И пациенты знают, насколько это облегчает жизнь. Ведь это позволяет стандартизировать доступ к такого рода данным страховых и иных связанных с инфраструктурой здравоохранения учреждений.

Регулярные медицинские осмотры граждан должны фиксироваться и в базах страховых компаний. А те своими ставками будут стимулировать граждан более ответственно относиться к собственному здоровью (например, курильщикам можно будет предлагать заведомо менее выгодные условия медстрахования, а для тех, кто проходит медицинские обследования регулярно, кто следит за здоровьем, будут предусмотрены преференции).

В завершение медицинской темы обозначу еще один важный, на мой взгляд, аспект. В разделе «Экономика» (см. выше) мы уже обсуждали важность рационального использования природных ресурсов (вода, лес, уголь, инертные материалы и материковая нефть) с ощутимой пользой для каждого гражданина страны. В частности, посредством создания «народных фондов», аналогичных тем, что успешно работают в Норвегии, где средства подобных фондов используются для обеспечения социальных нужд и роста зарплат и пенсий граждан.

На мой взгляд, одним из путей скорейшего изменения качества медицинского обслуживания в Абхазии может стать пополнение бюджета системы здравоохранения Республики за счет средств от добычи вышеперечисленных природных ресурсов. Ведь, как мы уже отметили, по Конституции (Основному закону) Республики Абхазия (5 статья), они принадлежат всему народу.

(Продолжение следует)

Предыдущие главы:

1.   Архимандрит Дорофей (Дбар). Абхазия сегодня. Что делать? Часть І — Введение 

2.   Архимандрит Дорофей (Дбар). Абхазия сегодня. Что делать? Часть ІІ — Политика

3.  Архимандрит Дорофей (Дбар). Абхазия сегодня. Что делать? Часть ІІІ — Образование

4. Архимандрит Дорофей (Дбар). Абхазия сегодня. Что делать? Часть ІV — Медиа (СМИ)

5. Архимандрит Дорофей (Дбар). Абхазия сегодня. Что делать? Часть V — Человеческие ресурсы и управление

6. Архимандрит Дорофей (Дбар). Абхазия сегодня. Что делать? Часть VІ — Экономика

7.https://anyha.org/dorotheos-dbar-what-is-to-be-done-part-7/

Прочитано 183 раз Последнее изменение Пятница, 03 мая 2019 12:30