Последние новости

мая 12 2021

ЗА ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА 2021 ГОДА РАЗРЕШЕНИЕ НА РАБОТУ ПОЛУЧИЛИ 772 МИГРАНТА

Сухум. 12 мая 2021. Абхазия-Информ. Премьер-министр Абхазии Александр Анкваб встретился с начальником Государственной миграционной службы Рамином Габлая, с которым обсудил результаты деятельности ведомства за пять…

Календарь событий

« Январь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Мы в Фейсбуке

ИНТЕРВЬЮ С ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ГЛАВНОГО ВРАЧА ГУДАУТСКОЙ ЦРБ

Интервью Понедельник, 01 марта 2021 16:58
Оцените материал
(0 голосов)

Заместитель главного врача Гудаутской центральной районной больницы Ангелина Отырба рассказала о сложностях, с которыми сталкиваются медики, о нехватке медперсонала и призвала граждан не забывать соблюдать санитарно-эпидемиологические правила во время пандемии COVID-19.    

Анаид Гогорян: Ангелина Тенгизовна, какова на сегодняшний день ситуация в Гудаутской центральной районной больнице?

Ангелина Отырба: На сегодняшний день количество пациентов, находящихся на стационарном лечении в нашей больнице уменьшилось, меньше 80 пациентов на сегодняшнее утро. В основном, пациенты старшего возраста. Все пациенты, которые заслуживают внимания, - средней тяжести и тяжелые по состоянию.

А.Г.: Ощущается нехватка медперсонала?

А.О.: Конечно, все время есть проблемы с медперсоналом, где-то полегче бывает, где-то не хватает. Пациенты, находящиеся на лечении в основном корпусе нашей больницы, расположены на четвертом и третьем этажах, получают лечение благодаря персоналу Гудаутской ЦРБ. Но все равно, отмечается нехватка врачей, к нам приезжают на помощь врачи со всей республики. В основном, это врачи города Сухум, Сухумской городской клинической больницы, Республиканской больницы. Приезжают врачи из Гагрской ЦРБ. В отдельно стоящем инфекционном блоке расположеныинфекционное отделение для больных средней тяжести, тяжелых и реанимация. Единственная реанимация для ковидных больных. Там, конечно, проблемы с персоналом были, есть и, к сожалению, будут, потому что за все это время мы не смогли организовать постоянные бригады медсестер, врачей, реаниматологов. Последний раз приезжали на помощь врачи, реаниматологи из России в декабре 2020 года. После этого всю нагрузку несут на себе реаниматологи нашей республики, колоссальную нагрузку несут, потому что, практически 24 часа эти люди работают без сна. Сейчас дежурство разбили, чтобы сохранить их состояние здоровья, они работают посуточно, сменяя друг друга.

А.Г.: Сколько всего врачей сейчас работают в госпитале?

А.О.: В основном корпусе на каждом этаже работают 2-3 врача. По инфекционному блоку, на сегодняшний день работают 2 терапевта и 1-2 дежурных реаниматолога.

А.Г.: В основном нехватка реаниматологов, медсестер?

А.О.: Если по нормативам реаниматолог должен вести 6 пациентов, то они ведут 18 реанимационных больных, сутками находясь в больнице. Вы представляете, какая это нагрузка получается на реаниматолога?! Естественно, врачей-реаниматологов не хватает. Они нужны для того, чтобы пациенты получали должное внимание и должное лечение. И сам персонал - они же люди и не должны работать в ущерб своему здоровью. Нехватка со стороны медсестер. Обученных реанимационных медсестер мало, поэтому очень часто с бригадами приезжают одна-две реанимационные медсестры. И реанимационные медсестры из других отделений. У стационарных медсестер базовая подготовка лучше, чем у медсестер амбулаторного звена или вспомогательных диагностических кабинетов Естественно, есть разница между медсестрой, которая видела стационарного тяжелого больного и той, которая первый раз с этим сталкивается. Катастрофическая нехватка младшего персонала - санитарок, поэтому по реанимации практически весь дежурный персонал выполняет всю работу, включая санитарный уход за больным. Врачи-реаниматологи делают все.

А.Г.: Как насчет волонтеров? Есть люди, которые готовы помогать?

А.О.: С самого начала таких было мало, но все равно есть люди, которые приходят помогать. Недавно у нас был массажист, который помогал по ЛФК разработке пациентов, по уходу за больными помогал. Но таких людей мало. За все время - практически, год в такой ситуации работает наша больница, -волонтеров было 4-5 человек. Этого недостаточно. Поэтому для ухода за больными мы привлекаем родственников пациентов. Но это неправильно, особенно учитывая наш менталитет. Родственники, которые ухаживают, за больными, не соблюдают правила. Но в данной ситуации мы вынуждены привлечь их для того, чтобы они помогли в уходе, в реабилитации наших пациентов.

А.Г.: Есть среди больных дети, врачи?

А.О.: У нас лежит врач-терапевт, слава богу, надеемся, что миновал кризис. Переведена она из реанимации в обычное инфекционное отделение. Врач-терапевт старше 70 лет, но надеемся, что дальнейшее ее выздоровление будет идти гладко, без осложнений, и мы ее выпишем. На данный момент детей на стационарном лечении у нас нет. В основном, дети если переносят это заболевание, то переносят в виде ОРВИ или бессимптомно. За все время пребывания в стационаре у нас было порядка 20-25 детей. Самый маленький возраст был 2 месяца. Лежал под наблюдением, но все нормально, без осложнений. Были дети, у которых отмечалась пневмония. Но они также были средней тяжести и с положительной динамикой, после выздоровления были выписаны.

А.Г.: Достаточно ли у вас медицинских препаратов, средств индивидуальной защиты, кислорода?

А.О.: Мы обеспечены достаточно хорошо медикаментами. Врачи, которые приезжали из России, удивлялись тому, что мы имеем. Кончено, бывают перебои, потому что фармацевтических заводов у нас нет, все закупается из России, а там бывают перебои, учитывая повышенную востребованность этих препаратов. У нас есть и дорогостоящие препараты, которые нам выделяет Минздрав персонально по нашему требованию для пациентов. А в плане средств защиты мы обеспечены хорошо. Бывают перебои в завозе, но в целом обеспечены. По необходимым объемам кислород у нас есть. Были технические моменты, которые пока еще сохраняются при замене кислородных баллонов. Обещают подключить подстанцию, чтобы кислородная станция была у нас на месте. Технически этот вопрос пока открыт. Надеемся, что в ближайшее время будет решен. У нас стоят цистерны, и тогда обеспечение кислородом будет более ровным, бесперебойным.

А.Г.: Как обстоят дела с компьютерным томографом? О нем много писали, он работает исправно?

А.О.: КТ у нас работает ежедневно, кроме воскресенья, работает по записи. Была проблема с расшифровкой, потому что здесь возникали технические вопросы, и человеческий фактор был. В данный момент расшифровка происходит в день снятия КТ, если не сразу, то до вечера. Нагрузка на сам аппарат и на персонал этого кабинета большая, потому что при диагностике вирусной пневмонии самое лучшее – это компьютерная томография. Но те люди и медики, которые направляют своих пациентов на исследование, должны понять, что КТ, не надо делать на начальных этапах заболевания или для того, чтобы лишний раз проверить себя, поскольку пациент получает достаточно большую дозу рентгеновского облучения. Когда появляется клиника, если течение болезни протекает неблагоприятно, именно тогда делается контрольное исследование, а значит пациент получит дополнительную дозу облучения. Желательно делать компьютерную томографию не раньше седьмого дня от начала заболевания, от начала клиники, чтобы видеть реальный результат и не навредить своему здоровью.

А.Г.: В Абхазии зафиксировано четыре повторных случая заражения COVID-19, из них двое - медики. Между тем, многие люди до сих пор не соблюдают правила поведения в условиях пандемии, есть ковид-диссиденты, как это объяснить? Как вы думаете, почему общество не до конца осознает проблему?

А.О.: За время существования этой инфекции мы пришли к выводу, что эта проблема и карантин существуют только на нашей территории. Человек не воспринимает эту болезнь серьезно, пока сам не столкнется. Поэтому, наверное, такое отношение нашего населения к этой проблеме. Реально, может быть, иногда хочется снять на видео и показать, как мучаются люди, как мучается персонал, как тяжело работать в спецодежде, как тяжело самому пациенту и персоналу и родственникам смотреть, когда пациент, практически, задыхается. Иногда думаешь, все хорошо, будем выписывать пациента, а он резко отяжеляется из-за тромбоэмболических осложнений, и, практически, у тебя на руках умирает пациент, которого ты думала сегодня-завтра выписывать. Не знаю, как объяснить такое отношение людей к этой проблеме. К сожалению, человечество так создано, что человек не учится на чужих ошибках, пока сам не столкнется с этой проблемой. А людям реально надо думать о старших, потому что старшие имеют массу своих заболеваний, их организм и так ослаблен. И то, что ребенок перенесет легко, на ногах, не заметив, что заболел, у старшего это пройдет с осложнениями, приведет к летальному исходу. Нам надо беречь своих родных и близких, у которых есть какие-то хронические заболевания, особенно, сахарный диабет, у которых есть варикозная болезнь нижних конечностей. То есть уже есть угроза того, что будет повышенное тромбообразование. Беречь их надо, потому что эта инфекция может привести к летальному исходу.

А.Г.: Какие у вас прогнозы? С 15 февраля в Абхазии планируется снять некоторые ограничения, открыть дошкольные учреждения, начальную школу, некоторые объекты культуры. Какая будет динамика?

А.О.: Карантин, который был введен после Нового года и то, что уменьшается количество заболевших на данный момент, это дает передышку здравоохранению. Конечно, всплеск будет. Единственное, что может помочь - это соблюдение элементарных правил, то есть дистанции, масочного режима, соблюдение главного правила - не отправлять в сад, в школу кашляющих, чихающих детей, которые могут быть переносчиками, детей с клиникой ОРВИ. Очень часто родители отправляют детей в школу с небольшим ОРЗ, ОРВИ. Этого делать нельзя.

При соблюдении элементарных правил не должно быть массового распространения этого заболевания. Но мы ожидаем, что когда будут сняты ограничительные меры, будет всплеск. Прослойка переболевших короновирусной инфекцией уже есть. Потому что все равно должен быть сформирован коллективный иммунитет. И если у нас в будущем будет вакцина от короновирусной инфекции, то это тоже поможет.

А.Г.: Приблизительно, сколько человек в Абхазии уже переболело? Не все же люди сдают тесты, кто-то переносит в легкой форме.

А.О.: Если официально порядка 20 тысяч человек переболели, то надо умножить минимум на три. Тех, кто переболел, я думаю, более 40 тысяч точно.

А.Г.: Что касается работы СМИ, достаточно ли журналисты пишут о проблеме или необходимо делать больше репортажей, видеосюжетов, показывать, как тяжело пациентам, медикам, чтобы общество серьезнее относилось к проблеме?

А.О.: Это должно быть ежедневно, потому что людям надо напоминать и правила профилактики, и что надо сделать, чтобы не заболеть. Естественно, показывать, как это тяжело, потому что раз в неделю говорить об этом и больше об этом не вспоминать, только по сводкам, не получается. Должно быть больше информации в СМИ.

А.Г.: Планируется ли приезд российских медиков в ближайшее время?

А.О.: Мы надеемся, что они приедут, потому что нашим реаниматологам нужна помощь, потому что по республике количество реаниматологов ограничено. И с учетом того, что у нас в реанимации нагрузка на них большая, будем надеяться, что если согласование будет достигнуто между нашими министерствами здравоохранения, они еще приедут.

А.Г.: Чтобы вы хотели пожелать людям?

А.О.: Единственное, что я бы хотела сказать, надо беречь свое здоровье! Берегите свое здоровье, здоровье своих родных и близких!

Беседовала Анаид Гогорян (shp-apsny.org)

1 марта 2021г. 

    

Прочитано 1272 раз Последнее изменение Понедельник, 01 марта 2021 19:37

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.