Последние новости

Календарь событий

« Февраль 2023 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28          

Мы в Фейсбуке

АСЛАН БЖАНИЯ: ГРАЖДАНЕ ИМЕЮТ ПРАВО НА РЕФЕРЕНДУМАХ ВЫРАЖАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ ПО КЛЮЧЕВЫМ ВОПРОСАМ ЖИЗНИ СТРАНЫ.

Интервью Четверг, 21 января 2016 18:45
Оцените материал
(8 голосов)

Абхазия-Информ: Рауль Хаджимба 15 января подписал указ о создании Политического консультативного совета при Президенте РА. На сайте президента опубликовано и Положение о Совете. Что вы думаете по поводу этого Совета. Намерены ли вы участвовать в нем?

Аслан Бжания: Если в Положении о Политическом консультативном совете будут учтены наши предложения, то мы будем работать в этом Совете.

Президент должен быть заинтересован в том, чтобы в стране существовали политическая конкуренция и плюрализм мнений. Я вам процитирую его слова на встрече в Общественной Палате: «Я неоднократно подчеркивал, что мы заинтересованы в политической конкуренции и плюрализме, так как это является важным стимулом для развития государственных и общественных институтов...». Но на деле мы видим совершенно другую картину.

В ноябре прошлого года состоялась встреча президента с членами Общественной палаты. Эту встречу в полном объеме показали и по Абхазскому телевидению, и по телеканалу «Абаза-ТВ» дважды.

В декабре Общественная палата также организовала встречу с представителями Блока оппозиционных сил. На ней присутствовали председатель политсовета партии «Амцахара» Алхас Квициния и президент фонда «Апра» Аслан Бжания. А по телевидению показали лишь коротенькие сюжеты на две – три минуты о том, что состоялась встреча, а наши выступления вообще не показали. Такой подход нас не устраивает. В этом нет никакого плюрализма. В таких условиях и при таком подходе не может быть никакой политической конкуренции. Если президент будет подменять понятия, говорить неправду, мы работать в Совете не будем.

Если в Совет не пригласят руководителя общественной организации «Женщины в политике» Ирину Агрба, то и «Апра», и «Амцахара» не будут принимать участие в работе Совета.

А-И: Если организации, входящие в Блок оппозиционных сил, все же решат войти в Совет, войдут ли они в него как Блок или по отдельности?

А. Бжания:Я не думаю, что это принципиальный вопрос.

Я надеюсь на то, что работа Совета будет освещаться СМИ, в частности на телевидении в полном объеме. Тогда это будет иметь смысл. А иначе это означает лишь введение в заблуждение людей, создание видимости общения с оппозицией и перекладывание ответственности за принятие решений, не устраивающих большинство наших граждан, с чем мы не можем согласиться.

Если власти хотят общаться лишь с теми, кто разделяет их мнение, то пусть общаются с ними. Мы не мешаем. Если же они хотят услышать и оппозицию, то ее надо принимать такой, какая она есть. Наверняка, и у нас есть ошибки, но мы учимся, исправляем их. Мы готовы общаться со всеми, но хотим быть услышанными.

А-И: Расскажите о планах Блока оппозиционных сил на близкую перспективу?

А. Бжания: Оппозиция намерена в своей повседневной политической работе помогать абхазскому государству совершенствовать государственные механизмы и институты. Поэтому мы критикуем действующую власть. Она заявляет, что с нашей стороны нет конструктивной критики только потому, что не в состоянии эту конструктивную критику увидеть и не готова ее принять. Это идет в разрез с их пониманием развития государства.

Приведу такой пример. Президент и премьер-министр заявили, что введя экспортную пошлину на орех, они поступили правильно. Они неоднократно говорили, что в Абхазии урожай ореха составляет примерно 12 тысяч тонн. Экспортную пошлину ввели из расчета 25 рублей за один килограмм. В связи с этим у меня вопрос к президенту:какое количество ореха вывезено и сколько денег поступило в бюджет? Год закончился, хотелось бы, чтобы президент и премьер-министр отчитались перед общественностью.

Если исходить из цифры 12 тысяч тонн, то в бюджет должно было поступить 300 млн рублей. Пусть скажут, так это или нет. По официальным данным вывезено чуть более 900 тонн. Где остальной орех? А его просто нет. Как мы понимаем, большая часть ореха контрабандным путем вывезена за пределы Абхазии.

Таким образом, решение исполнительной власти о введении экспортной пошлины привело к тому, что государственный бюджет ожидаемых финансовых поступлений не получил.

А вот подозрения в коррупции в органах власти и управления, в частности структурах, отвечающих за внешнеэкономическую деятельность невольно возникают. Если мы ошибаемся, пусть президент, премьер-министр или кто-нибудь от их имени опровергнет наши подозрения с цифрами на руках.

Мы организовали круглый стол по этому поводу, практически все участники которого согласились с тем, что таким образом власти не достигнут заявленных результатов, что это не принесет пользы обществу и государству. Вместо того, чтобы прислушаться к мнению участников круглого стола, помочь людям, занимающимся сельским хозяйством, на них накидывают экономическую удавку. Зачем? Это не имеет ничего общего с заявлениями властей о выводе экономики из тени. Так экономика из тени не выводится. Они загнали экономику в тень больше, чем когда-либо. Это первое.

Второе. Тоже самое происходит с ввозным НДС на импортируемую продукцию. К сожалению, мы мало что производим. НДС имеет две функции: регулирующую и фискальную. С помощью НДС обычно защищают местных производителей.

Если на границе платить НДС 10%, то для конечного потреблителя цена увеличится до 15 процентов.
Чем руководствуются руководители государства, принимая подобные решения? Они хотят показать, что умеют создавать условия, при которых происходит рост экономики? Но это не рост экономики. Рост – это создание рабочих мест, предприятий, отраслей, создание благоприятного инвестиционного климата. Этого нет. Они не знают, как это сделать. Раньше не знали, и, как выяснилось,и сейчас не знают. Это им не дано, за исключением отдельных руководителей.

И третье. Во время президентских выборов Хаджимба и Габния заявляли, что территория Абхазии – это территория закона, что они проведут реформу правоохранительных органов.

Уже прошло полтора года. Я хочу задать вопрос: в каких правоохранительных ведомствах проводится реформа, в каком объеме, кто непосредственно этим занимается и что это даст населению? Может кто-кто внес изменения в Уголовный или Уголовно-процессуальный Кодексы? Может кто-то пересмотрел штатное расписание Генеральной прокуратуры и МВД, может быть какие-то дополнительные функции были вменены органам внутренних дел, или переданы Министерству юстиции? Где реформы? За 1,5 года можно было подготовить концепцию этих реформ или правовую базу для них? Можно, но это не сделано.

Деньги для этого не нужны. Для этого нужно иметь знания, понимать, что мы хотим, а не просто рассуждать и вводить людей в заблуждение.

Создают при Генеральной прокуратуре управление по борьбе с коррупцией. Какие организационные, правовые и иные меры приняты для эффективной работы этого управления? Подготовлена ли должным образом почва для этого? При таком авральном подходе к этому вопросу вряд ли следует ожидать законных и значимых результатов в работе.

Выступая на политсовете Форума Народного Единства Абхазии, президент заявил о постановке конкретных задач перед МВД с указанием конкретных сроков по борьбе с распространителями наркотических веществ. Хотелось бы спросить, какие результаты получены? Как эта конкретная задача решена? Может быть, кто-то изменил меру наказания в отношении лиц, занимающихся наркоторговлей, что-то пересмотрел на серьезном уровне?

А-И: Вы неоднократно заявляли о проведении референдума о доверии власти. Вы готовитесь к нему?

А. Бжания: Мы поддерживаем граждан, готовящихся к этому. Число этих граждан с каждым днем растет. Этому способствует политика президента. Он, сам того не зная, проводит «эффективную политику», направленную на то, чтобы быстро собрать голоса и поставить вопрос о доверии к нему. Мне сложно сказать, когда именно это произойдет. Я думаю, что весной.

А-И: Эти граждане входят в ваш Фонд или Блок оппозиционных сил?

А. Бжания: Это граждане Абхазии, это их неотъемлемое право. В каких политических партиях и движениях они состоят, не имеет никакого значения.

А-И: И все же, расскажите поподробнее о конкретной деятельности оппозиции.

А. Бжания: Мы внимательно изучаем шаги и решения, принимаемые властями, и по мере своих возможностей пытаемся оградить граждан и государство от последствий непродуманных решений властей.

Сейчас возникла новая идея увеличения количества депутатов до 45 или 55 человек. Некоторые общественные и государственные деятели, политики говорят о необходимости пересмотра полномочий президента. Они заявляют, что институт президентства не оправдал себя и необходимо ограничить полномочия главы государства, передать большую их часть парламенту. Тем самым, они выступают за парламентскую республику. Тоже самое говорил Рауль Хаджимба, будучи в оппозиции.

Хочу заявить, что это опасная тенденция. Если кто-то имеет претензии к действующему президенту, если действующий президент не справляется с возложенными на него задачами и обязанностями, то это не значит, что мы должны отказаться от института президентства. При этом, конечно же, необходимо усилить статус и роль Премьер-министра. Нам нужна сильная президентская власть. Что на самом деле может произойти? Парламент, как известно,выполняет две важные функции: законотворческую и контрольную. А что хотят политики, говорящие о необходимости перераспределения полномочий? Они хотят обладать исключительно контрольными функциями. Они не хотят писать законы, им не интересно заниматься законотворчеством. Они хотят все контролировать, урезать полномочия президента, держать его «на крючке» и сделать так, чтобы он им во всем подчинялся. Они хотят сделать так, чтобы президент был декоративной фигурой. Это очень опасно. В качестве примера приводят Грузию, Армении. Но обратите внимание, когда и в связи с чем это там произошло.

К примеру, в той же Грузии Михаил Саакашвили инициировал внесение изменений в конституцию, чтобы после президентства, став премьер-министром, обладать достаточно широким кругом полномочий и быть фактически главой государства. Но он проиграл.

Что сегодня происходит в Грузии? Все экономические показатели ухудшились.

Безответственно принимать конъюнктурные решения. Это ничего общего с интересами государства не имеет.

Хотел бы спросить авторов идеи увеличения депутатского корпуса: на чем основаны цифры 45 или 55? Сколько человек из 35 депутатов работают эффективно? У депутатов есть право законодательной инициативы. Давайте посмотрим статистику: кто и сколько законопроектов внес? Кто эффективно занимается законотворчеством?

Авторы также говорят, что увеличение числа депутатов и переход к смешанной системе повысит авторитет и качество работы парламента. Каким образом это произойдет?

Чтобы это произошло, надо было принять пакет законов, в соответствии с которыми в парламент не смогут попасть люди с преступным прошлым и настоящим, с низким образовательным и профессиональным цензом. Было бы неплохо законодательно ввести норму, согласно которому будущие парламентарий будут проходить тест на предмет употребления наркотических веществ, а также проверку их психики. Кроме того, в парламенте должно быть много квалифицированных специалистов разных отраслей, имеющих, к примеру, десять лет стажа работы. Было бы замечательно, если бы авторы проекта настояли на необходимости лишения депутатов неприкосновенности.

Будучи в оппозиции, Рауль Хаджимба, постоянно твердил о необходимости перераспределения полномочий между президентом и парламентом. Сейчас эту инициативу у него перехватили другие.
Но ведь дело не в конкретной личности.

Институт президента нам необходим. Сегодня у нас в стране острый кризис. Нам нужны эффективный президент и эффективный парламент. Парламент в первую очередь должен заниматься законотворчеством, а уж затем контролировать исполнение принимаемых решений.

А-И: Так вы против перехода к смешанной избирательной системе?

А. Бжания: Я не вижу в этом ничего хорошего. Пусть мне докажут, что это даст положительный результат. Некоторые приводят аргументы, что это даст возможность партиям расти. Каким образом? Разве партия не может выставлять своих кандидатова при мажоритарной системе? Для нашей общественности важно знать, кто конкретно баллотируется в депутаты. При голосовании по партийным спискам это не совсем ясно.

Это ничего хорошего нам не даст. Поэтому я против этой идеи. Это пагубно для нашей страны.

А-И: Возвращаясь к вопросу о Политическом консультативном совете при Президенте, а у вас были свои предложения по этому Совету?

А. Бжания: Да, были. Мы отправили свой проект Совета, но никакого ответа не получили.

Я еще раз подчеркиваю, что работа совета должна быть прозрачной, в полном объеме освещаться СМИ. Тогда это будет иметь эффект, а иначе в Совете нет смысла нам работать.

У нас есть ряд вопросов к президенту, и к вице-президенту. Они касаются некоторых заявлений вице-президента Виталия Габния, направленных, на наш взгляд, на дестабилизацию обстановки в стране. К примеру, его заявление о необходимости принятия закона о люстрации, которое, между прочим, президент оставил без реагирования. Мы полагаем, что Хаджимба поддерживает эти идеи вице-президента. Хотелось бы понять, так это или нет.

А-И: Понятно, что у вас немало вопросов к действующим властям. И все же, вы готовы к общению с президентом в рамках Совета?

А. Бжания: Мы готовы к диалогу, и не только в рамках Совета. Не к монологу властей, а к диалогу власти и оппозиции. Мы готовы общаться и хотим быть услышанными.

Но нам сложно разговаривать с властями, нарушающими права человека, игнорирующими мнение большого количества своих граждан, обещающими и не выполняющими свои обещания.

Нас не может не возмущать тот факт, что против некоторых участников съезда политической партии «Амцахара» были возбуждены уголовные дела, и это при том, что партия официально зарегистрирована в Минюсте РА, сам съезд прошел вполне цивилизованно. Да, на съезде прозвучали несколько эмоциональных выступлений, но все было в рамках закона. Делегаты съезда не позволили себе ничего подобного тому, что произошло в Абхазии 27 мая 2014 г..

В одном из интервью Хаджимба попросили прокомментировать интервью Александра Анкваба, в котором тот высказал свой взгляд на события мая прошлого года и ситуацию в стране.

Хаджимба ответил: «Несколько удивлен, что Анкваб стал комментировать ситуацию с таким опозданием. Видимо он посчитал, что настал момент для возвращения в публичную политику. Поэтому он избрал для себя привычный жанр – писем издалека. Во-вторых, его оценка событий 27 мая никак не вяжется с фактами. А факты говорят о том, что он создал конфликтную ситуацию, отказавшись от диалога. А когда увидел, что собрались большие массы недовольные его политикой народа, то побежал и скрылся на российской базе. И тут никакие мнимые угрозы жизни не могут служить оправданием. Человек сам отказался от обязанностей, которые были на него возложены Конституцией. Для него они оказались неподъемным грузом. Он в очередной раз сделал выбор в пользу самого себя. Вряд ли после этого можно рассчитывать на сохранение реноме».

И как вам такой ответ? То есть, 27 мая 2014 г. с точки зрения действующего президента не было нарушений закона. А как быть с многочисленными фото- и видеоматериалами, иллюстрирующими то, как десятки молодых людей, часть из которых находилась в состоянии алкогольного опьянения, с металлическими прутьями и холодным оружием ломились в Администрацию Президента, разбивали стекла, выбивали дверь. Тогда же двум сотрудникам правоохранительных органов были нанесены телесные повреждения. Как считает Хаджимба, это не нарушения закона? Есть видеоматериалы, свидетельствующие о том, что кое-кому из нападавших и организаторов в тот день стало плохо и им пришлось оказать помощь.

Мы подали в Генеральную прокуратуру заявление с просьбой внести ясность, имели ли место правонарушения 27 мая 2014 г.

Сложно верить в то, что действующее руководство превратит Абхазию в «территорию закона», учитывая, что 30 мая 2014 года Хаджимба заявил: «У нас два легитимных органа: парламент и «временный народный совет»».

А где, в каком законе прописан временный народный совет? Какие обвинения были выдвинуты Александру Анквабу? Кто доказал его вину?

Сначала ведь предъявляют обвинение, доказывают вину, а потом наказывают. Я не защищаю Анкваба, но пусть мне объяснят, каким образом подобные действия и подходы можно считать правомерными и справедливыми.

Есть решение Верховного суда о восстановлении уволенных сотрудников АГТРК, которое руководитель ведомства не выполняет. Президент на это не реагирует. Как эти факты согласуются с обязанностью президента быть гарантом конституционных прав граждан? По этому факту мы сделали письменное обращение к президенту. Реакции президента не последовало.

А-И: А что вы конкретно предлагаете?

А. Бжания: Мы предлагаем поставить вопрос о доверии к президенту.

В одном из интервью вице-президент Виталий Габния заявил об отсутствии в стране оппозиции: «У нас есть власть, и есть экс-власть, которая фантомно ностальгирует по ресурсам власти», - сказал он. В этом же интервью он как раз и говорит о люстрации и прочем. Сложно будет с такими людьми разговаривать. Но мы даже с ними готовы говорить, если разговор будет предметным и открытым.

А-И: Как вы оцениваете итоги 2015 года?

А. Бжания: Бюджет 2015 года был принят в объеме более 11 миллиардов рублей, когда власти убедились в том, что они выполнить не в состоянии, то в последних числах декабря сократили его вдвое. Обязательства по выплате повышенной заработной платы бюджетникам не выполнены. Есть основание полагать, что то же самое произойдет в 2016 году.

Выступая 3 октября 2014 года на съезде ФНЕА президент заявил о необходимости ужесточения политики в отношении Грузии, вынашивающей реваншистские планы. Он говорил о необходимости сокращения контрольно-пропускных пунктов на государственной абхазо-грузинской границе по реке Ингур с пяти до одного. ФНЕА его поддержала. Но КПП работают. Где в этом вопросе твердая позиция президента?

Почему идут такие баталии вокруг вопроса продажи недвижимости? Потому, что будучи в оппозиции, он был категорически против продажи недвижимости, а сегодня не может внятно объяснить свою позицию.
В декабре прошлого года отец Виссарион Аплиа дал интервью, в котором сказал, что наконец-то страной руководит благочестивый президент.

Батюшка выразил уверенность, что президент «уврачует церковный раскол». Наверно он забыл, что в мае 2011 года Рауль Хаджимба присутствовал на Церковно-народном собрании в Новом Афоне и поддержал идею создания Священной митрополии Абхазии. На чьей стороне истина? Кто из них прав - молодые священнослужители из Новоафонского монастыря или иерей Виссарион? Сложно об этом говорить. Но я знаю совершенно точно, какую позицию в тот период занимал Рауль Хаджимба.

Если батюшка называет случившееся в Церкви расколом, то Хаджимба был в числе раскольников. Как после этого раскольник превратился в благочестивого? Буду признателен, уважаемому мною отцу Виссариону, если он сочтет для себя возможным и объяснит эту метаморфозу.

Одни и те же люди на протяжении десятков лет морочат голову нашим гражданам, без конца лгут исходя из политической конъюнктуры, постоянно меняют свою точку зрения. Это может окончательно деморализовать и дезорганизовать наших граждан. Можно так вообще себя вести?

В одном из интервью вице-президент Виталий Габния обвинил оппозицию в том, что она призывает к свержению власти. Вы где-нибудь слышали, чтобы я говорил о свержении власти? Закон о всенародном голосовании (референдуме) принят в 1996 году, задолго до моего прихода в политику.

Граждане имеют право с помощью этого и других референдумов выражать свое мнение по ключевым вопросам жизни страны. Это их неотъемлемое право, закрепленное в законах и Конституции. Никто не имеет право отказать им в этом.

Прочитано 3290 раз Последнее изменение Четверг, 26 мая 2016 17:06

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.