Последние новости

Календарь событий

« Январь 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

Мы в Фейсбуке

Вице-премьер, министр экономики Кристина Озган дала интервью информагентству «Апсныпресс», в котором выразила свое отношение к критическим высказываниям экс-министра экономики Адгура Ардзинба по поводу деятельности исполнительной власти и ситуации в энергетической отрасли страны.  

Недавно руководитель общественной организации «Абхазское народное движение» Адгур Ардзинба в интервью журналисту Иналу Хашиг резко критиковал исполнительную власть, и в большей степени в связи с известным энергетическим кризисом в республике, а также с ситуацией вокруг майнинга криптовалют. Что бы Вы ответили на эту критику?  

– Если говорить в общем, то это интервью бывшего вице-премьера, министра экономики Адгура Ардзинба породило не только множество вопросов к бывшему чиновнику, но больше поразило способностью человека, более пяти лет отвечавшего в нашем государстве за все экономические процессы, публично, без тени смущения откреститься от всего, к чему он непосредственно причастен.  Но это – в общем.

А в частности, Ардзинба, возглавляя не только министерство экономики, но и весь экономический блок правительства страны, обязан был заниматься вопросами энергетики среди других важнейших отраслей. Но при всем нашем желании отыскать зафиксированную рациональную инициативу министерства экономики как ведомства, регулирующего энергетическую отрасль, за весь период его руководства невозможно.

Никому не под силу найти что-либо полезное из его предложений, потому что этого не существует и в помине. Как, впрочем, и по другим направлениям тоже. Ну, разве что с известной натяжкой к достижениям министерства можно отнести, согласно его же отчетам, изменения структуры самого ведомства и участия в различных форумах делегаций Минэкономики. Вот и все.  

Справедливости ради должна упомянуть принятые правительством Абхазии по инициативе Минэкономики в тот период две программы, в том числе по поддержке экспорта и по льготному кредитованию, презентованных как великий прорыв в экономике. Но «прорыв» оказался бумажным. А программа льготного кредитования по линии российских банков, на которую было потрачено 1,1 млрд руб., фактически привела к возможным судебным искам в связи с тем, что проекты не завершены и по ним сформировалась значительная задолженность.

– Но оппозиционный политик приводит в своем интервью конкретные цифры, а ваши действия, действия властей называет некомпетентностью умноженной на отсутствие логики…

– К сожалению, познания не только в экономике, но и в проблемах энергетики страны, в частности, у нашего критика весьма поверхностные. Об этом свидетельствуют его высказывания, если, конечно, речь не идет о пускании в очередной раз мыльных пузырей.  Главным достижением экс-министра в этой сфере, как мы помним, были призывы на всевозможных площадках, в том числе в Российской Федерации, создать в Абхазии «крипторай».   Приведу в пример лишь некоторые эпизоды.

В декабре 2017 года делегация министерства экономики Абхазии принимала участие в конференции «Art of Blockchain» в Санкт-Петербурге. Из информации РИА Новости от 15 декабря 2017 года читаем: «Абхазия планирует восстановить инфраструктуру страны, в частности, свою энергетику, за счет легализации оборота криптовалют и введения национальной виртуальной валюты Abkhazian Coin».   Об этой задаче на площадке форума рассказали управляющие партнеры фирмы ООО «Блокчейн Консалтинг» – консалтинговой компании, которая оказывала услуги властям Абхазии в части реализации проекта «Криптовалютный рай».

А название какое придумали! Так вот, пресс-секретарь министерства экономики подтвердил РИА Новости, что  ООО «Блокчейн Консалтинг» оказывает консультационные услуги в части реализации проекта «Криптовалютный рай», что подтверждается «Консультационным соглашением», которое было подписано 15 октября 2017 г. между этим ООО и Государственным инвестиционным агентством министерства экономики Абхазии. Услуги по данному документу были оплачены министерством под руководством Ардзинба 1 ноября того же года.

Я хочу привести подробную расшифровку этих услуг, за которые уплачены бюджетные деньги – 6 миллионов рублей! Итак, по статье «подготовка маркетинговых материалов для привлечения ранних инвесторов» – 1 млн 400 тысяч рублей; по статье «разработка брендинга и фирменного стиля» – 1 млн 400 тысяч руб.; по статье «проведение первичной пиар-кампании» – 1 млн 400 тысяч рублей.

Продолжим перечень оплаченных бюджетом услуг. По статье «разработка смарт-контракта» – 600 тысяч рублей; за «разработку модели токена» – 600 тысяч рублей и за «юридическое заключение по проекту» – 600 тысяч рублей. Посмотрите, какие ровные суммы. И какие названия придуманы этим услугам. Но, что это, если не авантюра как минимум, особенно когда читаешь пункт 9 «Консультационного соглашения», который называется «Отказ от претензий и гарантий»?

Я приведу этот пункт дословно, чтобы было понимание, о чем идет вообще речь. Итак, там прописано следующее: «Консультант предоставляет Клиенту исключительно общую правовую и финансовую информацию. Предоставление правовой и финансовой информации не может рассматриваться в качестве юридической или финансовой консультации. Консультант не гарантирует достоверность, точность, актуальность и безошибочность правовой или финансовой информации, предоставленной Клиенту».

Уточняю, что «Клиент» в данном документе – это Государственное инвестиционное агентство министерства экономики Абхазии под руководством Ардзинба. А «Консультант» – это ООО «Блокчейн Консалтинг».

Что мы тут понимаем? А это означает, что ООО практически ни за что не ручается, но государство за это платит 6 миллионов рублей. И, что называется, «под занавес» – последняя строка пункта: «Любая информация, полученная Клиентом от Консультанта в процессе оказания консультационных услуг, не представляет собой юридической или финансовой консультации и должна быть подтверждена независимыми специалистами».

Это, как бы, получается, что вы можете найти еще одну фирмочку «Рога и Копыта», нанять ее за миллионы рублей, чтобы перепроверить, переподтвердить, проэкспертировать то, за что уже заплачено 6 миллионов рублей. И так – до бесконечности.

Кстати, мы поинтересовались самим ООО «Блокчейн Консалтинг» и обнаружили интересную вещь; по данным Федеральной налоговой службы России, эта контора (микропредприятие – 1 человек) ликвидирована 23.01.2020 г. А на сайте «За честный бизнес» в отношении ООО «Блокчейн Консалтинг» специально выделена следующая информация: «Внимание: в результате проверки сведения об юридическом адресе признаны недостоверными (по данным ФНС)».

А теперь о самом проекте «Криптовалютный рай». Он предусматривал, что, прошу обратить внимание, «в стране будут созданы самые комфортные условия для участников рынка, не будут вводиться налоги для майнеров, будет утверждена льготная стоимость электричества и что абхазская криптовалюта может появиться до конца года. А через несколько лет Абхазия вообще может отказаться от обычных денег, ну, или как минимум, криптовалюта станет полноценной частью финансовой системы страны». 

Ардзинба на этой конференции обещал: «Собственная криптовалюта у Абхазии может появиться уже этой осенью, а полномасштабно вводить ее в экономику страны правительство намерено к весне 2018 года».

Интересно, что он об этом думает сейчас? Это ли не значит «умножение некомпетентности и отсутствие логики»? Или бывший министр держал всех за дураков, обещая «крипторай»?

Еще один момент. На своей пресс-конференции 12 июня 2018 года, незадолго до введения запрета на деятельность, связанную с добычей криптовалюты, Ардзинба сказал: «Когда весь мир, и мы в том числе, поймем, что это было хорошо и нужно, будет уже поздно. Тогда мы не будем никому интересны. Если мы упустим время, то будем сожалеть о неиспользованном шансе». И уже спустя несколько месяцев, 6 ноября того же года в интервью ГИА «Апсныпресс» он заявил: «Абхазия может стать первой страной в мире, которая выпустит национальную валюту. Счет идет на недели!». Воистину, «язык мой – враг мой!» Это очень странно для специалиста, но наш эксперт в вопросах экономики Ардзинба так и не коснулся проблемы ограниченности энергоресурсов либо технического состояния энергосистемы страны. Хотя уже тогда он как никто другой должен был знать, что потребление республикой электроэнергии превышало 40%, а энергосети находились в аварийном состоянии.

Интересно, как быстро эволюционировала позиция начинающего политика, который предрекал: «Жизнь криптовалют закончится только тогда, когда люди создадут более совершенные технологии, которые исключительно эволюционным путем вытеснят криптовалюты, но никак иначе».

После президентских выборов 2020г. он, судя по последнему интервью, больше так не думает. 

– Адгур Ардзинба сказал, что предусматривались и ограничения в период обострения энергодефицита, майнинг предусматривалось прекращать…

– Скажу так, «крипторай» в Абхазии, по версии Ардзинба, почти наступил, но это привело к бесконтрольному внедрению в энергосистему потребителей, которые восприняли призыв министра экономики буквально. А введенный «под занавес» правительством запрет, кроме декларации, никаких действий не предусматривал, в том числе запрет на ввоз оборудования.

Никакие поручения правительства по выявлению потребителей, использующих мощности энергосистемы Абхазии в целях майнинга криптовалют, и принятию мер по предотвращению такого потребления так и небыли выполнены.

Как и не были выполнены требования к руководителям государственных предприятий, организаций и учреждений не предоставлять имущество и площадки для осуществления деятельности по майнингу криптовалют.   

Между тем, в виду отсутствия запрета на ввоз оборудования, предприимчивые граждане страны ввозили его, подключались к сетям и майнили криптовалюту с молчаливого согласия властей. Страна, тем временем, запрашивала переток у России и платила по своим обязательствам из средств Инвестиционной программы, которые могли быть направлены на строительство дорог, водоснабжение и, разумеется, на энергетику тоже.  

Приведу один интересный момент. Он красноречиво объясняет, кто и чем был занят в то время. В марте 2019 г. Генеральная прокуратура Республики Абхазия своим представлением пыталась привлечь внимание к бесконтрольному использованию мощностей Единого оператора передающих и распределительных сетей. Но соответствующей реакции со стороны уполномоченного органа – министерства экономики (то есть министра Ардзинба) не последовало.

А в это время, 29 марта 2019 г. Министерство экономики было занято совсем другой проблемой – оно внесло на рассмотрение правительства Абхазии проект Закона о регулировании предпринимательской деятельности по майнингу криптовалют, который предусматривал – обратите внимание! – льготы для участников рынка, в том числе по отсрочке до 3 месяцев по уплате таможенных платежей при ввозе оборудования, а также по уплате лицензионного сбора на осуществление данной деятельности. Есть еще вопросы?

Действительно, проект этого Закона предусматривал возможность введения правительством ограничений данного вида деятельности в случае кризисных ситуаций в электроэнергетической системе, связанных с инфраструктурными ограничениями и дефицитом мощности. Но, что важно, ограничений в случае обеспечения электроэнергии за счет поставок из РФ проект Закона не предусматривал! А дефицит был, переток из РФ тоже был, и в 2019 г., и в 2020 г.

Не лучше ли было Адгуру Ардзинба в интервью на прямой вопрос прямо же и ответить, объяснить гражданам своей страны и депутатам Парламента, которым наверняка интересно узнать, почему «пузырь» лопнул и где обещанный рай, где инвестиции в 1 млрд долларов?

Нет, в данном политическом контексте ему это не выгодно – он строит образ политика «нового поколения». 

– А что с программами по модернизации энергетики, о которых говорил Адгур Ардзинба? Почему они не реализованы?

– Работники РУП «Черноморэнерго» действительно профессионально подошли к вопросу разработки плана мероприятий по модернизации энергической системы. Но что именно в практическом плане сделал министр экономики и вице-премьер Адгур Ардзинба, да и в целом правительство Абхазии для его реализации? Сегодняшняя ситуация в системе – ответ на этот вопрос. И этот ответ более убедителен. 

– В чем суть принимаемых властями решений сейчас? Как это изменит ситуацию? 

– Коротко расскажу о том, чем занимаемся мы. В сентябре 2020 г. приняты решения правительства в целях урегулирования данного процесса. Постановление определило действия ответственных органов исполнительной власти и оператора энергосистемы республики с целью стабилизации ситуации.   Комплекс мероприятий предусматривал: введение запрета на ввоз оборудования для майнинга криптовалют со сроком до 21 декабря 2020 г. с целью недопущения расширения участников рынка, введение реестра оборудования, ввезенного ранее в этих целях, определение параметров допустимой мощности потребления с ограничением лимита потребления на операции, связанные с добычей криптовалют и лимита потребления при присоединении к сетям «Черномрэнерго».

Установлен тариф на электроэнергию для данной категории потребителей, утверждены Правила присоединения к распределительным сетям электроэнергетической системы. С момента принятия в сентябре текущего года правительственного постановления реализуются меры по недопущению несанкционированного потребления электроэнергии с целью майнинга криптовалют.  

По состоянию на сегодняшний день ни один договор на присоединение к сетям «Черноморэнерго» не подписан в связи с тем, что отсутствуют технические условия и мощности. Правительством в декабре введены соответствующие ограничения на данный вид деятельности сроком до 1 июня 2021 года в связи с энергодефицитом и перетоком электроэнергии из РФ.

Такие ограничения правительство предусмотрело еще в сентябрьском решении. Соответственно, продлен и запрет на ввоз оборудования до 1 июня 2021 года. Проведена работа по выявлению и пресечению такой деятельности на площадях государственных предприятий, организаций и учреждений.  В правительство внесен проекта Закона об усилении административной ответственности за несанкционированное потребления электроэнергии.

Вернусь к интервью Ардзинба. Судя по его высказываниям, получается, что либо он не знаком с этими решениями правительства, либо сознательно жонглирует цифрами, не имеющими отношения к реальной действительности. 

В  интервью очевиден прямой намек на то, что власти в сфере майнинга как бы опекают некоторых, дают им возможность заниматься добычей криптовалют

– Странная ситуация получается. Бывший госчиновник обвиняет руководство страны в лоббизме данной деятельности, в оказании административного воздействия в целях обеспечения отдельным гражданам возможности ввоза оборудования в период запрета. Но возникает резонный вопрос: а кто это говорит? Человек, отдавший 6 миллионов бюджетных денег, извините, черт знает кому и черт знает за что?

Когда амбициозный оппозиционер разбрасывается нелепыми обвинениями, кто-то же должен ему сказать: уважаемый, Вы так часто обращаетесь в Генеральную прокуратуру и СГБ по всяким мелочам, почему бы не воспользоваться подсказкой «друга» и не обратиться снова? 

У меня встречные вопросы не только как у госчиновника, но и как гражданина страны, не менее Адгура Ардзинба патриотично настроенного с младых лет. Хотелось бы услышать от бывшего вице-премьера, министра экономики, мечтающего возглавить объединенную оппозицию, кто и на каких условиях ему обещал, что в стране будет своя криптовалюта и кто уполномочил руководителя ведущего министерства давать такие обещания? 

Вот это, кажется, и есть чрезмерная, беспочвенная амбициозность, помноженная на авантюризм в чистом виде. А в завершение хочу отметить лишь один, вызвавший иронию, фрагмент интервью. Это когда Адгур Ардзинба говорил о паразитах. Вопрос остался, правда, и кто, все же, паразит?


Сегодня только ленивый не обсуждает ситуацию в энергетике. Звучат разные мнения, много упреков и предложений по улучшению работы отрасли. Но, одно дело рассуждать и требовать, а другое – понимать, что на самом деле происходит в энергетической сфере. Об этом и о многом другом в интервью гендиректора РУП «Черноморэнерго» Михаила Логуа агентству «Абхазия-Информ».

Михаил Валерьевич, я думаю все уже не раз слышали или читали о катастрофическом положении нашей энергетики, поэтому нет смысла еще раз спрашивать об этом… Но, полагаю, всем интересно узнать откуда появилась такая задолженность за пользование электроэнергией. Скажите какой процент населения и юридических лиц сегодня платит на свет?

– За весь послевоенный период долги перед компанией, достигли более 1 млрд 700 млн рублей. Из них, именно физические лица задолжали 1 млрд 544 млн рублей. При этом самые большие задолженности у относительно финансово благополучного Гагрского района.

Районы                                    общая сумма                       юр.лица               физ.лица

Сухум                                       373 886 040                       67 015 891           306 870 148

Сухумский район                    104 363 944                        3 564 937            100 799 007

Гагрский район                        392 269 123                      76 469 002           315 800 121

Гудаутский район                    194 809 361                      10 252 120           184 557 240

Гулрыпшский р-н                     193 879 688                       8 948 785            184 930 902

Очамчырский р-н                     289 757 513                      9 596 057            280 161 456

Ткуарчалский р-н                     105 604 840                      1 157 779             104 447 060

Галский район                           68 926 163                       2 564 547              66 361 615

ИТОГО:                                   1 723 496 675                    179 569 122          1 543 927 552

Видите какая картина. По сути за пользование электроэнергией платит 30% населения и 80-85% юридических лиц. Но с юридическими лицами все же работать проще, потому что есть определённые рычаги воздействия.

– Недавно в соцсети facebook появился пост на тему списания всех долгов. Мол, все равно люди не заплатят, поэтому нужно им простить долги и пусть начнут платить с этой минуты. Отзывы были разные, но большинство возмущалось и требовало предпринять самые жесткие меры к должникам. Так как все же бороться с неплательщиками?

– Списание долгов, это достаточно популистское решение. И не очень справедливое к тем 30% добросовестных абонентов, которые несмотря на отсутствие счетчиков и лишних средств регулярно платили за свет. Есть граждане, которые за всё послевоенное время ни копейки не платили и имеют огромные долги. И именно они на это списание рассчитывают в первую очередь! О какой социальной справедливости, тогда идёт речь?

Кстати, очень интересное наблюдение – те, кто исправно платят зарабатывают, в своей массе, люди с достаточно скромными доходами, нежели большее количество должников. Поэтому о полном списании разговора быть не может. Но мы готовы пойти на реструктуризацию задолженностей. Не требовать сразу внести всю сумму – 30-40-50 тысяч – поверьте есть и большие суммы, а разбить их на удобный временной промежуток.

Что касается борьбы с неплательщиками, то просто отключением их от сети сегодня дело не сдвинешь с мертвой точки.

Энергетика – это стратегическая отрасль, а штраф, за тоже незаконное подключение – 2500 рублей. И это для юридических лиц! Для частников вообще не предусмотрено правовой ответственности.

Мы подготовили предложения, способные изменить положение дел – крупные штрафы, например, и надеемся, что нам пойдут навстречу в этом вопросе.

– Может быть стоит пока просто опубликовать списки должников, и начать с самых злостных и небедных?

Я не сторонник того, чтобы публично кого-то клеймить – мы даже фамилии майнеров не озвучиваем. Более того, я очень сомневаюсь в эффективности такой меры – месяц-два будут платить, но потом все вернется на круги своя.

– Тогда какой выход?

Один из выходов – установка удаленных электронных приборов учета – счетчиков, только тогда у нас будут какие-то рычаги воздействия: не заплатил – мы дистанционно отключим неплательщика, и пока не заплатит – будет сидеть без света. Как показала практика, данный метод очень действенен. Собираемость сразу повышается, а нагрузки снижаются. Абоненты начинают существенно экономить электроэнергию. Тогда и о реструктуризации долгов можно будет ставить вопрос.

К сожалению, это очень дорогая программа и нам необходимо не менее 800 млн рублей для полного обеспечения населения приборами учета. Но она крайне необходима.

– Многие считают, что задолженность за электроэнергию появилась из-за майнеров. Боле того, граждане утверждают, что потребление выросло именно после прихода новой власти…

– Я уже озвучивал ранее общую задолженность. Майнинг – явление новое. И хоть цена за потреблённую им энергию высока, доля его в общей сумме долга относительно невелика. Долги накапливались не одно десятилетие.

Теперь о нагрузках. Давайте для наглядности приведем цифры. Первые данные – потребление электроэнергии в 2019 году, вторая – 2020 год.

Январь – 389 МВт, 420 МВт; февраль – 401 МВт, – 446 МВТ; март – 375 МВт, – 400 МВт; апрель – 360 МВт, – 362 МВт; май – 228 МВт, – 308 МВт.

Хочу подчеркнуть, что май – не показатель в плане увеличения потребления электроэнергии. В этот месяц у майнеров произошел так называемый халтинг – крупные фирмы продали задешево старое оборудование, чтоб закупить новое, более производительное, и именно тогда старое оборудование разошлось по населению.

Июнь – 192 МВт, – 223 МВт; июль – 208 МВт, – 231 МВт; август – 232 МВт, – 284 МВт; сентябрь – 218 МВт, – 296 МВт. Здесь тоже хочу отметить, что до конца сентября в республику активно завозилось майнинговое оборудование. В октябре было принято постановление и теперь действует запрет на его ввоз, но подчеркну, что никто вам точно не ответит на вопрос о том, сколько в действительности было завезено оборудования с начала этого вида деятельности в нашей стране. Сейчас действует и временный запрет на майнинговую деятельность. Надеемся, что он продлится до окончания ремонта ИнгурГЭС в мае 2021 года.

– На странице «ЧЭ» в фейсбуке последнее время размещается информация об отключении незаконно подключённых мощностей (майнинговых ферм). Каким образом это происходит? Вы отключаете кабель и изымаете оборудование или все заканчивается первым? Тогда еще вопрос – кто даст гарантию, что через час-два «объект» опять не заработает?

– Сегодня наша компания работает, практически в режиме форс-мажора. Одна из первоочередных задач – так называемые майнинговые фермы. Количество выявленных объектов достаточно велико. Центральная диспетчерская следит за нагрузкой и её колебаниями на линиях высокого напряжения и цифровой диспетчерский пульт – за низкой стороной. Если параметры нагрузки на каком-либо участке приближаются к критическим показаниям, на главный пульт выводится аварийный сигнал. И тогда в работу включаются соответствующие службы. Сейчас мы готовим материал по всем подстанциям, составляем карту особо опасных нагрузок. Это облегчит поиск объектов данного вида деятельности.

В лице руководства страны, и, в частности – Минэкономики, мы нашли полное понимание и поддержку в этом вопросе. Создана рабочая комиссия, в которую входят сотрудники СГБ, МВД, Энергонадзора и наши специалисты. Результаты деятельности этой комиссии мы публикуем, практически каждый день. Но, к сожалению, когда мы отключаем крупные объекты, часто происходит так, что, демонтировав оборудование, владельцы растаскивают его по частным домам. Но уверен и до этих «домашних ферм» дойдёт дело.

Хочу подчеркнуть, что у «Черноморэнерго» нет возможности высвободить достаточное количество сотрудников для решения вопроса по майнингу, без ущерба исполнения основной нашей задачи – обеспечения энергоснабжения страны. Более того, мы серьёзно ограничены в полномочиях. Мы даже не можем зайти в дом или на предприятие, где есть фермы, только с представителями правоохранительных органов. В связи с этим, хотелось бы выразить благодарность сотрудникам силовых структур и Энергонадзора, главам администраций на местах за существенную помощь в этом деле.

Выявление и отключение объектов майнига, это лишь часть работы. Не менее важен постоянный мониторинг ранее отключённых ферм, потому что уже есть случаи возобновления работы. И в этом направлении ведется работа. Если первый раз мы просто опломбировали помещения и оборудование, то в случае рецидива незаконного подключения, станем обрезать линии и передавать материалы в комиссию.

– Уголовные дела будете заводить?

– Это еще одна проблема – отсутствие в законодательстве серьезных санкций не только по майнингу, но даже за несанкционированное подключение к сети. На встрече с депутатами прозвучало интересное предложение по майнерам – конфискация оборудования в случае нарушения постановления. Возможно в этом есть смысл. Никто не захочет нести подобные финансовые потери.

После призыва легализоваться, к нам обратились не более 30% граждан занимающихся этой деятельностью. Для нас главное вытащить майнеров из тени, выявить всех, кто «прячется по лесам». Это очень сложно, но если мы сейчас не примем меры, то, в текущем году мы как-то «перезимуем», но придет очередная зима и ситуация с энергоснабжением усугубится.

Кстати, граждане говорят, что вы отключаете незначительные мощности, а более мощные фермы, за которыми стоят определенные люди, никто не трогает….

– Наши граждане только тогда принимают правила игры, когда они распространяются на всех. Малейшее исключение или нарушение этих правил – и никого не остановить!

Поэтому разговоры о том, что мы сегодня сконцентрированы только на простых людях, а власть имущих и прочих «уважаемых» людей не трогаем – не соответствуют действительности. Привилегий в этом вопросе ни у кого нет.

Более того, даже граждане, получившие разрешение на данный вид деятельности, при соблюдении всех условий, в процессе оформления документов были предупреждены о том, что при больших нагрузках в общей энергосистеме, их будут отключать. И мы встретили полное понимание с их стороны. Кроме того, эти условия отражены в утверждённом договоре с участниками такого вида деятельности.

– На днях парламент рекомендовал КМ полностью запретить майнинг в Абхазии… Как вы лично относитесь к добыче криптовалют? На ваш взгляд, следует ли разрешить такое «предпринимательство» в Абхазии, при нынешнем состоянии энергосистемы?

– Скажу вам честно, сегодня для «Черноморэнерго» чем больше майнеров работает на законном основании, при этом не создавая технические трудности, тем лучше. Они платили бы за потребление электроэнергии и мы бы сегодня не просили бы у государства у денег на пополнение склада или на спецтехнику. Ту же проблему счетчиков могли бы решить: все средства получаемые от майнинговой деятельности направили бы на их приобретение и установку.

К нам обратились с просьбой оформить документы на совокупную мощность порядка 100 МВт там, где это можно, но мы приняли к рассмотрению только на 18 МВт и только в определенных районах, где это не приведет к перегрузкам системы.

Мегаватты, киловатты… простому человеку эти слова ничего не говорят! Предположим, вы отключили майнинговую ферму мощностью в одну тысячу кВт, что это означает в пересчете на дома простых граждан?

– Возьмем частный дом, в котором все на электричестве и даже теплые полы есть. В среднем такой дом потребляет 10-15 кВт/час. Одна тысяча кВт, то есть один мегаватт – это от 66 до 100 домовладений, если брать такое потребление.

Помните недавнюю аварию на высоковольтной линии Ачгуара? Там допустимая нагрузка на линию 227 МВт, но в тот день она достигла 290 МВт. И мы поняли, что как только похолодает, возрастут естественные для этого времени года нагрузки, и вся система полетит.

Сегодня мы получаем электроэнергию только с ИнгурГЭС, а в связи с новыми мощностями, нагрузка на линии очень выросла. Сегодня мы выбрали более 70% выработанной станцией электроэнергии, хотя нам определено только 40%.

Нужна полная реконструкция энергосистемы, но чтобы привести ее в минимально приемлемо состояние, по оценкам российских специалистов, которые исследовали нашу энергосистему, подчёркиваю – в минимально приемлемую, понадобится более 4 млрд рублей.

В любом случае, даже если отбросить майнеров, придется искать дополнительные мощности. Мы же надеемся на хорошую жизнь? На развитие той же курортной сферы? Открытие новых предприятий? У нас нет дополнительных мощностей и даже если все привести в порядок, все равно система не рассчитана на такой рост нагрузок на неё.

Кстати, как вы относитесь к обвинениям депутатов, что энергетики прекрасно знают, где стоят криптофермы? Более того, что именно они их подключали и не забесплатно?

Я сделал запрос депутату и жду ответа. Это очень серьезное обвинение, пусть его подкрепят доказательствами и мы, безусловно примем меры. От недобросовестности сотрудников не застрахована ни одна структура, будь она государственной или частной. Наша компания не исключение. Но на кадровый вопрос мы обращаем самое пристальное внимание. От случайных людей надо избавляться, при этом поощряя и мотивируя профессионалов. Критиковать, конечно легко, но дайте факты и мы примем меры.

Давайте поговорим о веерных отключениях… Сегодня это время сократили до 2 часов в сутки и отключают свет в течении всего дня. Многие согласны, чтобы это происходило в ночное время, к примеру с 2 ночи и до 6 утра… Почему был выбран именно такой график?

– Потому что нагрузки на сети приходятся именно на дневное и вечернее время, ночью они серьезно падают. Весь смысл «веерных» отключений в том, чтобы экономить электроэнергию именно в пиковые часы. Если бы не ввели «веерные» отключения, то сегодня ситуация была бы гораздо плачевнее, и без подачи электроэнергии мы оставались бы на гораздо большее время в сутках. Этого мы не можем себе позволить. Я понимаю, что мера крайне непопулярная и вынужденная, но единственно верная. Мы ввели новый график и распределяем нагрузку по районам, плюс проведенная работа по отключению майнинга. Если все майнеры отключатся, то безусловно ситуация выровняется.

– Нередко можно услышать, что мол, у нас своя станция и при хороших управленцах электроэнергия может быть бесплатной. На что тратятся средства, получаемые от населения за пользования электроэнергией?

– Такое возможно при условии, если государство полностью возьмет на себя содержание энергетической отрасли, а это не только заработная плата сотрудников, но и обеспечение материалами и техникой. Это существенная нагрузка на бюджет государства.

Когда наша команда 22 июля пришла на работу, на счету огромной организации было всего 180 тысяч рублей, склад пустой, аварийного запаса никакого. Виной тому, как объективные, так и субъективные причины. Тем не менее, мы ни на один день не задержали зарплату, но пока должны внебюджетным и пенсионному фондам. Да, первый месяц пришлось взять кредит, но для нас главное было не оставить людей без зарплаты. Энергоотрасль, в первую очередь – люди. Люди высокопрофессиональные, с огромным стажем работы.

В июле мы собрали в виде абонентской платы – 17 млн рублей, в августе – 25 млн, в сентябре – 38 млн, в октябре – 32 млн рублей. Пока остаются задолженности по каждому филиалу. Сейчас мне принесли заявку на ремонт спецтехники – это еще порядка 15 млн, при этом разговора о закупе новой техники речи вообще не идет. А она очень нужна!

Склад, как я уже упоминал выше, практически пуст. Чтобы пережить зиму, склад нужно заполнить на 45-50 млн рублей. Эти и многие другие вопросы нужно решать безотлагательно. Кстати, мы возобновили производство бетонных опор линий электропередач. Надеемся, что зима пройдет и мы выровняемся материально.

К примеру, если бы наши абоненты выплатили хотя бы полсуммы от долга, мы за свой счет отремонтировали линию Ачгуара и это серьёзно сократило бы количество аварий на ней.

Кстати мы еще и НДС, в том числе и ввозной платим, хотя завозим материалы. Это вообще нонсенс: мы вырабатываем электроэнергию за 1 рубль, а продаем ее в среднем за 40 коп. Где в этом случае добавленная стоимость?

– Ставится ли вопрос повышения тарифов?

– Это еще один немаловажный момент – тарифы на электроэнергию. Последний раз их меняли в 2011 году и тогда вопрос перевели в политическое русло. Но сегодняшние 40 копеек за кВт – это абсолютно не обоснованный тариф!

Себестоимость транзита электроэнергии от станции до абонента – 1 рубль за кВт, а мы продаем его населению за 40 копеек. И те не платят! Это вопрос отношения граждан к отрасли. Например, зачастую расходы на сотовую связь значительно превышают расходы на электроэнергию в месяц, но для многих наших граждан гораздо приоритетнее «положить деньги на телефон», чем заплатить «за свет». И при этом требуют нормальное и постоянное напряжение в сети!

А где нам брать средства на поддержание этих сетей? Как нам развиваться? Это мы еще в содержание ИнгурГЭС не вкладываем, хотя по сути обязаны.

Кстати, без «света» телефон зарядить не удастся. Нравится это кому-то или нет, но рано или поздно ситуация пприведёт к тому, что тарифы придётся пересматривать.

Сегодня на стадии завершения разработка тарифной концепции и скоро мы представим свои предложения в Министерство экономики.

Но перед тем, как менять тарифы сначала нужно осуществить программу по счетчикам, иначе любые предложения будут бесполезны. Платить должны все, но к этому вопросу надо подойти очень аккуратно, чтоб под удар не попали наименее социально обеспеченные граждане.

Также стоит задача пересмотреть льготников – сегодня их 23 категории. Постановление по льготам старое и в числе льготников сотрудники прокуратуры, таможни, МВД, МЧС, СГБ Минобороны, судьи, в том числе и ушедшие на пенсию и многие другие. А зачастую, при некоторых правовых коллизиях, многодетная мать, например, остаётся без льгот. Разве это справедливо?

Хочу вот еще что отметить: в аварийных ситуациях Россия осуществляет перетоки электроэнергии в Абхазию, а деньги за них выплачиваются из её же финансовой помощи. И это вместо того, чтобы использовать эти средства на социальные проекты – строительство детских садов, школ, на ремонт инфраструктуры и многое другое. В этом году будет вообще беспрецедентная помощь в виде перетока с российской стороны, на момент остановки ИнгурГЭС. Так о какой бесплатной электроэнергии может идти речь? Или о каком развитии энергоотрасли?

– А российские военные городки и военная база оплачивают потребление электроэнергии?

– В полном объеме и без задолженностей по тарифу выше, чем тариф для физических лиц.

На днях, представители оппозиции сделали заявление по поводу возможной продажи нашей энергосистемы частным лицам. Есть ли такие планы у руководства страны? Что вообще планируется для приведения энергосистемы в порядок?

Энергетика – это стратегическая отрасль и она должна оставаться национальной. Если мы ее продадим, как потом сохраним все остальное?! У нас вся жизнь завязана на электроэнергии и мы должны дорожить тем, что имеем.

Другое дело, что я не представляю себе, как эту отрасль развивать без существенных инвестиций. Инвестиции это не значит продажа, речь может идти о восстановлении старых перепадных ГЭС или строительстве новых. Но все это обязательно с учетом интересов нашего государства. Есть же опыт других стран, его нужно изучать.

Кстати, в том же парламенте я впервые услышал, что уже обсуждаются какие-то проекты по перепадным ГЭС, проекты законодательных актов в сфере энергетики.

Если мы не организуемся, не наведем порядок в отрасли, не начнем платить за потребление, то наша стратегическая отрасль полностью развалится. И винить, кроме, как себя самих, будет некого. А это вопрос государственного значения и дело каждого.

– Какие меры вы намерены предпринять, чтобы улучшить работу самой организации?

– Любая организация – это в первую очередь люди. Никакие, даже самые грандиозные планы не осуществить, если тебя не поддержат единомышленники. Сегодня мы вернули на работу старых опытных сотрудников, есть и молодые, но уже достаточно профессиональные ребята, которые хорошо знают свое дело, поэтому есть надежда, что мы сможем исправить ситуацию.

Намечен ряд структурных изменений, призванных улучшить внутреннюю взаимосвязь и работу подразделений компании.

Сегодня перед нами стоят очень важные задачи, которые мы обязаны решить. Другого выбора у нас нет. Но у нас нет соответствующих возможностей или они крайне невелики. С 2011 по 2014 годы государство вкладывало в энергетику от 140 до 200 млн рублей и это не считая средств Инвестпрограммы. Сейчас это почти несбыточные мечты.

Российская помощь – это конечно хорошо, это новые линии, трансформаторы и многое другое, но их обслуживание – это дополнительная нагрузка на организацию. Оборудование изнашивается, амортизация не предусмотрена, нужно менять запчасти и много другое…

Только государственный подход и ответственность граждан позволит вытащить отрасль из коллапса.

Сегодня есть понимание со стороны руководства страны – нам обещали всестороннюю помощь. Очередь за нашими гражданами.


В период распространения коронавирусной инфекции жители республики стали жаловаться на повышение цен в аптеках.  Граждане считают, что именно местные фармацевты, воспользовавшись ситуацией наживаются на населении. Торгово-промышленная палата Республики Абхазия попросила прокомментировать ситуацию и ответить на ряд вопросов, относящихся к данной теме члена НП «Гильдия фармацевтов», директора Сухумской аптеки №4 Лиану Эвальдовну Санакоеву.

– Во-первых, я хочу начать с того, что я сама заболела коронавирусом, лечилась в Гудаутском ковидгоспитале и еле-еле выжила. И я лично увидела, что там происходит. Медсестры, врачи работают на высшем уровне. Организация обеспечения лекарствами прекрасная. Тщательно подобраны производители лекарств, все препараты качественные и оригинальные. Так что лечение и условия в госпитале хорошие, и все там есть. Я также благодарю врача Сухумской 2-ой городской больницы Астамура Гуния и весь медицинский персонал этого медучреждения.

Теперь, что касается аптек. Я, как провизор с большим стажем работы, могу сказать, что даже самая небольшая аптека, не сможет намного повысить цены, особенно на средства защиты – маски, антисептики, перчатки.

Кстати, хочу напомнить, что правительство РФ наложили запрет на экспорт средств защиты. Их нельзя провозить через границу, и мы искали способы, как это сделать! Это очень большой список, включающий все средства защиты – антисептики, маски перчатки, лейкопластыри, вата, салфетки, спиртовые салфетки. Стараемся и термометры завозить.

 – Тогда почему на самом деле увеличились цены на лекарства после начала пандемии и что на это повлияло?

 – Стоимость лекарства, оптовая – закупочная цена, все зависит от наших поставщиков. Если оптовая база в РФ, у которой мы закупаем медицинские препараты, не повышает цену, то мы реализуем лекарства с небольшой наценкой. То есть, конечная стоимость лекарств зависит именно от цен в месте закупа. Мы вынуждены делать наценку, чтобы оправдать свои расходы и издержки. Если деятельность аптеки будет нерентабельной, налоговые органы либо предупредят об этом ее владельца либо лишат лицензии. Аптека должна работать с учетом всех своих расходов, и если мы не сделаем наценку, не будет оборота, не будет никаких налоговых отчислений государству. Наценка нужна и для того, чтобы я смогла каким-то образом содержать своих сотрудников. И я делаю небольшую наценку, которой нам вполне достаточна. Это обычное торговое наложение, чтобы я укладывалась в свои расходы.

Пусть граждане не думают, что кто-то сегодня на них наживается. Никто сегодня не сможет нажиться на таких ценах. Если сейчас кто-то продает маски по 5-6-7 рублей, то все эти дешёвые маски изготовлены непонятно где. В Абхазию завозили дешевые, ничем непропитанные маски, а маска должна обязательно быть фабричной и соответствовать качеству. Также, как и все остальное.

Еще раз подчеркну: цены формируются от оптовых закупок в РФ. К примеру, те же латексные перчатки на оптовой базе – пара 50 рублей. По какой цене я могу их продавать? Люди меня не поймут! Поэтому я их закупила не для населения, а для аптеки, чтобы как-то защитить себя и своих сотрудников.

– Какие препараты сегодня наиболее востребованы и обязательно должны быть в аптеках?

 – Это очень большая фармакологическая группа. Конечно же все средства защиты! Далее, все противовирусные и иммуномодулирующие препараты. Противовоспалительные, антибактериальные препараты – антибиотики обязательно и жаропонижающие. Тот же парацетамол, как золотой стандарт. Потому что этот препарат, в отличие от анальгина, аспирина и ибупрофена, менее токсичен.  Поэтому парацетамол широко используется сегодня. Очень востребован дексаметазон – он зачастую спасает от смерти. Это иммунодепрессивный препарат.

В аптеке должен быть весь ассортимент лекарств, особенно это касается антибиотиков, чтобы любой, кто зашел в нее, мог получить медикаментозную помощь.

Раньше мы информировали врачей о наличии препаратов, но сейчас такое редко практикуется, потому что сегодня многие заняты торговлей лекарствами. Лично я общаюсь с некоторыми врачами и сообщаю им, что вот этой терапевтической группы в нашей аптеке нет, но есть другая. Я с удовольствием работаю с такими врачами, и они тоже прислушиваются к моему мнению.

Сейчас, к примеру, в аптеках нет левофлоксацина – противомикробного бактерицидного средства широкого спектра действия, но есть же другие антибиотики, которые можно использовать для лечения бактериальных инфекций.

 – Что нужно предпринять, чтобы стоимость лекарств все же была доступной?

 – Есть такое Приложение №1 к Постановлению Кабмина РА от 6.08. 2019 г. №124. «О перечне жизненно необходимых препаратов, лекарственных средств». Если лекарства стоят до 500 рублей, наценка на них должна быть до 22%. Если стоимость лекарства свыше 500 рублей – 18%. При этом, для оптовых баз одна наценка, для аптек другая. Кстати, будучи премьер-министром Геннадий Леонидович Гагулия всячески старался внедрить это приложение, хотя в то время такой острой необходимости в этом не было.   

Я лично в своей аптеке это правило соблюдаю уже с сентября 2019 года. В перечень входит 89 наименований, но следует помнить, что есть разные лекарственные формы. Допустим, азитромицин бывает в сиропе, таблетках и капсулах и многие лекарства в таком виде и если умножить, то перечень увеличится до 190 наименований.

То есть, на разные лекарственные формы одного и того же препарата аптека не имеет право делать наценку свыше 22% или 18%. Но на все остальные, не входящие в перечень препараты, наценка свободная.

Сегодня сложная ситуация, часть население из-за коронавируса не работает. Поэтому лично я к цене на каждый препарат, подхожу индивидуально. Как сегодня я могу повысить цену на антибиотики, допустим – на левофлоксацин? Он тоже относится к жизненно необходимым препаратам, но заводы изготовители и оптовые базы серьезно подняли на него цену. И, что, не закупать его? Лучше я его куплю, чтобы у меня было в аптеке это лекарство, и чтобы я могла помочь людям. Если не будет у человека денег – подарю ему препарат! Иного выхода нет!

Тот же парацетамол: цена 10 таблеток, дозировкой 0,5 была 10 руб. Сегодня оптовая цена – даже стыдно назвать, 63 рубля. Можете поднять накладные с оптовой базы. Заводы изготовители оправдывают повышение цены тем, что субстанции нет – ее РФ закупает в Индии или Китае. В этих странах тоже тяжелейшее положение им самим требуется огромное количество лекарств. У заводов изготовителей цена поднялась, соответственно и у оптовых баз тоже. Плюс наши 22% наценки.

Антибиотики то исчезают, то появляются и именно те, которые применяют при коронавирусе, потому что мы закупаем их в России, где тоже тяжелая ситуация.

Мы стараемся находить заменители лекарств, которые являются эффективными при лечении разных заболеваний. Если временно нет левофлоксацина, то есть карбапенем, тиепенем, меропенем, но, к сожалению, их надо «прокапать» в условиях стационара. Или, если цефбактам можно ввести внутримышечно, то эти препараты нет.

 Я лично позвонила пульмонологу Шазине Хурхумал и сообщила весь ассортимент лекарств в нашей аптеки – все, что касается коронавируса, противовоспалительных, иммуномодулирующих, антибактериальных препаратов и антибиотиков. В том числе и заменяющие препараты – под другим названием, и другой фармакологической группы.

Напоследок я хочу вернуться к обвинениям в адрес фармацевтов. Почему наши граждане не возмущаются повышением цен на продукты питания? Почему не говорят о их качестве и о том, что мы кушаем? Почему об этом все молчат? Зато все увидели, что аптеки повысили цены лекарства!

 Еще раз подчеркну: сегодня аптеки не зарабатывают! Сегодня мы все выживаем!

Лично я купила на 50 тысяч рублей препарат фраксипарин 04 (применяется для профилактики тромбоэмболии) и передала его Минздраву, чтобы от моего имени лекарство передали Гудаутскому ковидцентру. Я такое там увидела – в хорошем смысле этого слова, что готова в знак благодарности всю аптеку перевезти, если бы можно было.

Я сейчас на изоляции, но когда выйду на работу, обязательно буду заниматься благотворительностью!


 

Министр иностранных дел РА  Даура Кове  ответил на вопросы "Апсныпресс"

- Даур Вадимович, не так давно стало известно, что планировавшийся в октябре очередной раунд Международных Женевских дискуссий перенесен на декабрь. В СМИ появлялась противоречивая информация о причинах переноса раунда. Могли бы Вы прояснить ситуацию?

- Действительно, запланированный на октябрь очередной раунд Международных Женевских дискуссий был перенесен на декабрь текущего года. Перенос был напрямую связан с существующей сегодня тяжелой ситуацией, с повсеместным распространением COVID-19. Появившиеся в этой связи в Грузии спекуляции о том, что причиной переноса стало якобы намерение российской стороны сорвать работу очередного раунда Женевских дискуссий, совершенно абсурдны. В работе МЖД заинтересованы все участвующие в них стороны. Не следует создавать информационные поводы на основе разного рода небылиц.


Страница 1 из 38

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.