Календарь событий

« Февраль 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28        

Мы в Фейсбуке

Заведующий консульским отделом Посольства России в Абхазии Тамерлан Гукаев дал интервью информационному агентству «Абхазия-Информ»

Тамерлан Сергеевич, какая сейчас ситуация с невостребованными российскими загранпаспортами?

Тамерлан Гукаев: Паспорта оформляются в течение трех месяцев и задержек практически не бывает. В редких случаях задержка может быть, если, к примеру, возникают вопросы к гражданину или он не правильно оформил документы. Все остальные паспорта обычно оформляются в срок до трех месяцев.

Что касается невостребованных паспортов, то недавно мы дали объявление на Абхазском телевидении. Речь идет о «бегущей строке» с указанием фамилий порядка 50 - 60 человек, чьи паспорта не востребованы почти два года.

Дело в том, что мы обязаны в соответствии с действующими инструкциями уничтожать невостребованные паспорта после года хранения.

Поскольку люди платили деньги за них, то мы придержали эти документы. Мы неоднократно давали объявления, приглашали людей прийти и получить свои паспорта. Все равно не приходят.

Об этом сказал и первый вице-премьер Абхазии Шамиль Адзынба в интервью СМИ.

Какое количество паспортов не востребовано?

Тамерлан Гукаев: Вы понимаете, потребуется специально оторвать одного из сотрудников отдела от своей работы и поставить считать паспорта. Оформленных паспортов приблизительно три тысячи.

Может, имеет смысл создать сайт, на котором бы вывешивалась вся эта информация?

Тамерлан Гукаев: У нас есть сайт посольства РФ в Республике Абхазия. Для размещения материалов о паспортах на сайте нам придется, прежде всего, направлять информацию о документах в Москву и постоянно их обновлять.

Вы представляете себе, какой это объем работы, если у нас в год несколько десятков тысяч паспортов оформляется. К примеру, в прошлом году было оформлено 25 тысяч паспортов, и как все это вывесить на сайте?

Сайтом пользуются в Абхазии не так много людей. В основном, люди старшего возраста вряд ли будут искать свои фамилии на сайте. Люди бьются за то, чтобы сдать документы, а получить уже готовый паспорт им не так важно. Им главное выдержать битву за сдачу документов.

В последнее время ситуация успокоилась?

Тамерлан Гукаев: Стало немного лучше. Я думаю, что в течение этого года вопрос больших очередей разрешится.

В Гагре также работает консульский пункт. Там принимают документы на обмен паспортов и осуществляют выдачу готовых документов.

Были жалобы на увеличение цены за оформленные паспорта...

Тамерлан Гукаев: Тарифы консульских сборов установлены для российских заграничных учреждений по всему миру. Они установлены в долларах, а взимаются в валюте каждой страны, в Абхазии - в рублях.

Вы можете посмотреть расценки ФМС и увидите, что там практически те же самые цифры.

Первый вице-премьер Абхазии Шамиль Адзынба в одном из интервью сказал, что 57 паспорта утилизируют 13 марта. Это так?

Тамерлан Гукаев: Да. Мы выждали больше положенного и больше ждать не можем. Эти паспорта будут уничтожены. Людям придется заново приходить, подавать документы, платить.


ИНТЕРВЬЮ С ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ КОНТРОЛЬНОЙ ПАЛАТЫ РОБЕРТОМ АРШБА

Роберт Иванович, расскажите, пожалуйста, об основных направлениях вашей деятельности

Роберт Аршба: Закон «О Контрольной Палате Республики Абхазия» принят в 2010 году. Но отсчет работы палаты можно вести с 29 апреля 2013 г., когда был назначен ее председатель. КП - это коллегиальный орган. В состав Коллегии входят пять членов: председатель, заместитель и три аудитора.

В соответствии с законом о Контрольной Палате, основными задачами КП является текущий контроль исполнения госбюджета и внебюджетных фондов.

С 1 января 2015 года вступил в действие новый закон «Об основах бюджетного устройства и бюджетного процесса в Республике Абхазия». Если раньше принимался один закон о госбюджете, то сегодня парламент принимает закон о республиканском бюджете, а органы местного самоуправления утверждают местные бюджеты.

В задачи КП также входят: проведение контрольно-ревизионных и тематических проверок, проверка целевого использования бюджетных средств бюджетополучателями, проведение экспертиз, дача заключений по различным законопроектам и международным договорам, которые несут финансовую нагрузку на Государственный бюджет.


Интервью председателя Нацбанка Абхазии Беслана Барателия агентству «Абхазия-Информ»

Абхазия-Информ: Беслан Владиславович, что сегодня представляет банковская система Абхазии? Сколько сегодня банков в Абхазии и как они реально функционируют?

Беслан Барателия: В Абхазии сегодня реально функционируют 8 банков. Еще четыре банка - «Инвест Банк», «ФинИнвест банк», «Леон Банк» и «Престиж» - практически не работают. Им в этом году предстоит процедура банкротства.


Давно хотелось представить вам известного абхазского художника Руслана Габлия. Мы долго готовились к этому разговору. Руслан Габлия – очень занятый человек, один из немногих, кого, кажется, хватает на все. Его картины неоднократно получали первые премии в ежегодном конкурсе «Работа года». Но он не занимается только живописью. Работает долго, но когда идея, наконец, воплощена, (не важно, о какой сфере идет речь) за результат можно не беспокоиться. При внешней теплоте и радушии, довольно закрытый человек. Поэтому для нас вдвойне ценно, что он так просто и искренне говорит о себе...

27e7ea1df876bf99ccb8b26ccb0c3d7f 2

Руслан, над чем вы сейчас работаете?

- Так сложилось, что я почти четыре месяца плотно занимался другим делом – скульптурой. Грузом лежало то, что Владислав Григорьевич в последний период своего президентства предложил мне написать портреты исторических деятелей, чтобы в каждом портрете печать времени была. Совсем перед уходом он заказал рельеф царя Леона. И еще я написал портрет самого Владислава Григорьевича маслом. Не удался мне этот портрет. Потом пытался рисовать еще... И вот все эти годы у меня была внутренняя, невысказанная потребность. Все думал: «А вдруг мне все же удастся сделать его портрет?». Поэтому я сразу согласился делать памятник Владиславу Ардзинба для города Ткуарчал со скульптором Амираном Адлейба. Буквально на днях сняли с него форму. В течение месяца он будет закончен в гипсе. Мне очень дорога эта работа.

Вы и бюст Героя Абхазии Сосналиева делали с Амираном Адлейба и Адгуром Дзидзария (этот бюст получил вторую премию в ежегодном конкурсе «Работа года» за 2014 год). Художники, обычно, индивидуалисты, вас не напрягает коллективный труд?

- Да, работать втроем не просто. Здесь обязательно кто-то должен быть ведущий. Когда лепили бюст Султана Сосналиева, начинал Амиран, потом выдохся, продолжил я. А Адгур его закончил. Нам нужно было создать образ война, которого мы все знали и любили. Мы спорили не раз, но в итоге находили общее решение. Так что, иногда, соавторство помогает в работе.

Как вы сами охарактеризуете тот этап, на котором находитесь?

- Что-то я начал понимать в живописи перед войной. И во время войны тешил себя тем, что писал портреты воинов. Это не было то, что я хотел делать. Но, это было то, что я мог делать в то время. Когда этот кошмар закончился, в наступившее послевоенное время, трудно было сказать, что я развивался. Но я работал. Художник Геннадий Лакоба в один из приездов в Сухум, увидев мои работы, вывез меня в Гродно. Там он сам жил и работал. Три-четыре месяца я провел там. Мне предлагали остаться. Я вернулся. Бросить все оказалось для меня неприемлемо. Если бы остался, наверное, все было бы по-другому. Среда, ведь, формирует художника...

А что происходит сейчас в нашей художественной среде?

- Все же мы родом из СССР. Там тоже были разные течения, но после войны не стало тех, кто задавал тон. Я мечтал после войны, чтобы у нас началась настоящая творческая жизнь. Очень хотел, чтобы Адгур Дзидзария(абхазский художник-абстракционист) вернулся в Абхазию. Он вернулся, хотя и выбивается из общей среды. Мы же не любим тех, кто на нас не похож... Четыре года назад мы избрали его главной Союза художников с минимальным перевесом голосом. Трудно менять ситуацию, везде проблемы, но в последнее время все же появляться люди, которые начали думать и понимать место и время, в котором находятся.

Кто идет вам на смену?

- Мне нравится то, что делают Адгур Пилия и Адгур Ампар. Импонирует их заряженность на творчество. Эльвира Арсалия внесла свежую струю. Астанда Пкин тоже из этого числа. Есть люди. Нам очень нужна площадка, где будет что-то происходить. Вот тогда, что-то будет действительно меняться. Недавно премьер-министр приходил в Выставочный зал, обещал ремонт. В современный выставочный зал можно будет привозить выставки больших художников из-за пределов Абхазии. У нас дети учатся в вузах за пределами Абхазии, среди них тоже есть те, кто чувствуют время. С ними можно работать. Знаете, у абхазов есть пословица, в переводе примерно так: «Что поп увидел – то и покрестил». Мы, старшее поколение, воспитаны на французской живописи начала 19-20 века. Предел того, что мы могли увидеть в советское время, был третий этаж «Эрмитажа». И это накладывает отпечаток на все, что все мы делаем. Но сегодня есть интернет, есть видеопутешествия по галереям и музеям, я не говорю, уже о том, чтобы туда поехать и все увидеть своими глазами. Далеко не все из наших художников, могут себе это позволить. Но сегодня, если есть желание слышать и видеть, можно многое узнать.

Вы ходите в выставочный зал на показы документальных фильмов о современном искусстве, приводите туда своих дочерей, приглашаете своих учеников. Почему вы считаете, что это важно?

- Есть вещи, представление о которых я не получил в свое время. И в их возрасте мне было в них сложно ориентироваться. А растущий художник, да и просто молодой человек, который только открывает для себя мир, должен ориентироваться в очень широком и противоречивом мире искусства. Кроме того, эти фильмы ведь не только об искусстве, они и о мировоззрении, они показывают другую картину мира. И такое в Абхазии больше нигде нельзя посмотреть.

Кто вам близок из художников?

- Знаете, для меня всегда было важно – владение ремеслом. Но ремесло, конечно, не должно задавить художника. Оно нужно, чтобы человек, используя ремесло, мог стать самим собой. Мне посчастливилось видеть в живую картины художников раннего Возрождения. Они писали на стене, и их владение техникой просто непостижимо. Смотришь на картины, и думаешь, что это делал не человек.

Вы одновременно работаете над скульптурой, пишите картины, преподаете, еще и оформлением книг занимаетесь. Такая широта не мешает творчеству?

- Просто мне все это равноинтересно. Но это еще и трагедия моя. Я раньше не мог смотреть на книги нашего издательства. Потом с новым директором Дауром Начкебия у нас оказались общие взгляды на процесс. Я начал сотрудничать с издательством, и теперь эти книги уже совсем другого уровня, на мой взгляд. У меня раньше не было такого опыта. Это же очень интересно. Когда твоя идея, возвращается к тебе в виде хорошо изданной абхазской книги, которая попадает в дома людей и несет с собой культуру – это радость для меня.
Что касается преподавания, то я уже много лет в этом, и теперь, когда появилась смена, хочу уйти. У меня большая, светлая мастерская, о которой я долго мечтал, буду работать над своими идеями и заканчивать начатое. Сейчас так выходит, что мастерская есть, а времени нет на творчество. Хочется плотно поработать над синтезом скульптуры и света.

Вы все делаете интуитивно, или есть заранее заданная цель?

- Есть первоначальная идея. Она потом трансформируется. Потом, когда я вижу, что начинает получатся, как я хотел, мне становится неинтересно, и работа стоит. Мне сам поиск интересен. Поэтому я одновременно могу работать над несколькими разными задачами.

А в какие моменты вы бываете довольны собой?

- Когда, наконец-то, что-то живое начинает рождаться из-под твоих рук - это такое счастье, цены которому нет.

Как бы вы описали цель своего творчества? Она вообще существует?

- Я уже говорил, что осознанно готов засесть в мастерской и заняться своими планами. Мне нравится этническая сторона творчества. Но не внешняя этничность, этого у нас много. А ее глубокое внутреннее содержание, суть. Сегодня есть потребность в сути, я это чувствую. То, что писателю Дауру Зантария удалось выразить словами, я хочу попробовать сделать в живописи.

8546deaad5f4e4b0e9b749f0592b4c5a

ce11ffe795509bc0dedf54c7b26e347f 2

 

HTTP://ASARKIA.INFO/SOCIETY-MIX/1483/

 

 


Страница 24 из 26

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.