В мире

ноября 12 2018

В ЕВРОПАРЛАМЕНТЕ ПРИЗВАЛИ ГРУЗИЮ "РАСПРОСТРАНИТЬ" АССОЦИАЦИЮ С ЕС НА ЦХИНВАЛ И СУХУМ

БРЮССЕЛЬ, 12 ноября.  РИА Новости. Европарламентарии подготовили проект резолюции, в которой призвали власти Грузии попытаться "распространить…

Календарь событий

« Ноябрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Мы в Фейсбуке

АСИДА ШАКРЫЛ: ИГНОРИРОВАНИЕ ДОЛЖНОСТНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ ВО ВЗАИМОДЕЙСТВИИ ЧИНОВНИКА И ГРАЖДАНИНА – ЭТО НАРУШЕНИЕ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Новости Вторник, 14 августа 2018 15:51
Оцените материал
(1 Голосовать)

Сухум. 14 августа 2018 г. Абхазия-Информ. Уполномоченный по правам человека в Абхазии Асида Шакрыл рассказала в интервью государственному информагентству «Апсныпресс» о целях, задачах и текущей работе офиса омбудсмена, о проблемах, с которыми люди обращаются к ним.

- Асида Георгиевна, много лет институт Уполномоченного по правам человека существовал при Президенте, сейчас стал независимым. Прошло 4 месяца, как Вас избрали Уполномоченным по правам человека. Какие задачи вы ставите перед собой?

- Прежде всего, хотелось бы отметить важность создания института Уполномоченного по правам человека для нашей молодой суверенной, демократической страны.

Этот шаг говорит о том, что как бы ни были закреплены в нашей Конституции и в других законах принципы, обеспечивающие права человека, необходима структура, деятельность которой направлена на то, чтобы эти принципы реализовывались, стали жизнеспособными. За последние годы мы чаще начали сталкиваться с нарушениями прав человека, поэтому институт Уполномоченного может быть еще одним важным механизмом защиты прав, свобод и законности в стране. Главное, нужно понимание, что этот институт – не фасад (к сожалению, как это часто происходит с некоторыми положениями нашей Конституции), не просто «галочка» в плане мероприятий. Он нужен нам, живущим в этой стране, чтобы люди не оставались без защиты, без доступа к жизнеобеспечивающим сферам и без многого другого, что необходимо человеку для полноценной, достойной жизни. Институт Уполномоченного призван следить за тем, чтобы права человека не нарушались со стороны государственных структур. В этом его главная задача.

- Но все ли знают, что есть такой институт, и куда надо обращаться в случае необходимости?

- Думаю, что нет. Дело в том, что у нас еще и офиса нет, куда люди могли бы прийти и в спокойной обстановке рассказать о своих проблемах. Пока мы временно расположились в помещении Центра Гуманитарных Программ и уже ведем прием граждан. Правда, нам выделено помещение в здании Национальной библиотеки, но оно находится в непригодном для работы состоянии. Сейчас уже на наш счет поступили деньги, и строители, наконец, приступили к ремонтным работам. Нужно создать нормальные условия для посетителей.

Но, наверное, еще важнее, чтобы люди понимали, с какими проблемами идти в офис Уполномоченного по правам человека и чем вы сможете им помочь?

Перед нами стоит задача научить людей видеть за своими проблемами нарушение их прав. Поэтому, реагируя на отдельные проблемы людей, помогая конкретному человеку, важно акцентировать внимание на том, что речь идет не просто о несправедливости, с которой граждане столкнулись в той или иной структуре, а о нарушении прав человека, и что это нарушение исходит от чиновника. И реагировать надо таким образом, чтобы чиновник понял, что у него нет права так себя вести. То есть, должна произойти смена парадигмы – игнорирование должностных обязанностей во взаимодействии чиновника и рядового гражданина должно восприниматься именно как нарушение прав человека и гражданина.

Кроме того, анализируя различные случаи нарушения прав человека, необходимо выявлять причины этих нарушений, определять, носит ли проблема системный характер. Если это так, то, возможно, причина состоит в плохо написанном законе, в том, что в законе есть противоречия или формулировки, создающие пространство для коррупции. А может быть проблема в том, что данный закон просто не вписывается в систему нынешнего управления, потому что в нашей стране ещё немало действующих законов советского периода, которые находятся в конфликте с другими законами. Или же сам закон дискриминационный, как например, Закон о гражданстве, когда имеет место «узаконенное» нарушение прав человека, поскольку чиновники, действуя в соответствии с Законом о гражданстве, нарушают права граждан Абхазии. В таком случае, надо вернуться к рассмотрению этого Закона, чтобы защитить людей от правового произвола. Возможно также, что нарушения связаны с систематическим неисполнением закона, и требуется, в целом, реформа системы управления. Поэтому одна из наших задач – реагируя на конкретные проблемы конкретных людей, выявлять системные проблемы и способствовать позитивным переменам.

- С чего Вы начали и что уже удалось сделать?

- Прежде всего, необходимо было создать команду, не имея своего помещения и технических условий. Нам удалось это сделать. Мы набрали юристов, у нас теперь есть небольшой штат для того, чтобы можно было реагировать на обращения граждан. Наши юристы – это молодые люди, квалифицированные, увлеченные своей работой. Конечно, нужен определенный опыт работы, но это приходит со временем. В дальнейшем мы планируем расширить аппарат, разделить его по сферам и нанять еще профессионалов, хорошо знающих законодательство, уголовное и гражданское право. Это необходимо, поскольку много обращений связано с делами, которые находятся в суде, и делами, связанными с задержанными и заключенными.

Очень важно в работе Уполномоченного наладить эффективные взаимоотношения с властью на разных уровнях – с высшим руководством, с различными министерствами, с местными органами управления. Это необходимое условие для решения проблем, возникающих у граждан. Если в силу каких-то причин между Уполномоченным и этими структурами нет коммуникации, то работа застопорится.

- Вы хотите сказать, что сегодня исполнительная власть и другие ветви власти недостаточно открыты для взаимодействия с Уполномоченным по правам человека?

Не могу сказать, что везде и всегда дела обстоят таким образом. Конечно, есть чиновники, которые очень охотно и добросовестно подключаются к решению возникающих вопросов. Но в целом, по моему мнению, существует большая проблема – отсутствие конструктивной коммуникации между Уполномоченным и другими государственными органами. Например, к нам обращаются люди с нерешенными делами, которые требуют реагирования на уровне местных органов самоуправления, различных структур, прокуратуры. Мы пишем запросы, а реакции нет.

- Что можно сделать в таких случаях?

- Это самый главный вопрос. Многое зависит от самого Уполномоченного, от того, какой путь он изберет. Наверное, правильно, когда ты действуешь, как того требует закон. Когда госслужащий игнорирует обращение, подписанное Уполномоченным, следует обращаться в Генеральную прокуратуру, чтобы чиновник в соответствии с законом был привлечен к ответственности. В этом случае, правда, уже изначально наживаешь себе, если не врагов, то недоброжелателей и жёстких оппонентов. Идя таким путем, ты обостряешь отношения и должен быть готов к тому, что окажешься в конфликте с тем или иным чиновником. Но можно не доводить ситуацию до прокуратуры или суда. Главное условие – это установить взаимоуважительные отношения, убедить коллег в том, что вместе мы делаем общее дело, для чего очень важно, чтобы ведомства вовремя реагировали на запросы.

Другая сложность, с которой я сталкиваюсь – это молчание уже со стороны самой Генпрокуратуры. Я думаю, что это самая серьезная проблема. Основная обязанность прокуратуры – следить за соблюдением прав человека и законностью в стране. Но если прокуратура будет игнорировать обращения, не отвечать на запросы, не давать никакой информации, то, что делать в этом случае? Получается, что я должна подавать в суд на генеральную прокуратуру? Это ненормальная ситуация. Если государство руководствуется не законами, не демократическими принципами, а какими-то иными нормами, как реагировать в таком случае? Других рычагов у Уполномоченного нет.

- Получается замкнутый круг. Почему так происходит?

Возможно, это связано с тем, что наши чиновники ещё не очень хорошо знакомы с сутью работы Уполномоченного по правам человека, поскольку это новый институт. Они не уверены, надо ли им реагировать на мои обращения, и если реагировать, то каким образом? Но надо сказать, что Закон об Уполномоченном обязывает чиновников объяснить свои незаконные действия и отвечать за нарушения прав человека. На самом деле, у Уполномоченного есть широкий круг полномочий для выявления несправедливости и правонарушений. Он может запрашивать и получать документы; получать объяснения от органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц; знакомиться с уголовными и гражданскими делами, с делами, в отношении которых прекращено производство, с материалами, по которым отказано в возбуждении уголовного дела. Чиновник любого уровня обязан безотлагательно принять Уполномоченного по вопросам, связанными с его деятельностью. И, наконец, как говорится в законе, если органы государственной власти и их должностные лица, получившие заключение Уполномоченного, не сообщили своевременно о принятых ими мерах по восстановлению нарушенных прав, Уполномоченный вправе обратиться в суд. Я вынуждена буду обращаться в суд, если чиновники начнут саботировать нашу работу и намеренно препятствовать реализации установленных Законом полномочий. На данном этапе мне в каждом случае надо разобраться, связано ли молчание того или иного чиновника в ответ на наши обращения с их неинформированностью относительно полномочий Омбудсмена, или же это намеренная линия поведения.

- С какими проблемами к вам обращаются граждане? Вы можете сказать, что за время своей работы смогли довести до конца какое-нибудь дело и помочь конкретному человеку?

- Да, конечно. Разные были проблемы. Если дело не связано с законодательством, как в случае с паспортизацией, тогда у него другие перспективы. К нам обращаются, когда дело очень сложное, решить его уже тяжело. Если проблема связана с решением суда, мы обязательно реагируем. Но, в основном, обращения граждан связаны с паспортизацией (процесс замены паспорта гражданина Республики Абхазия старого образца на новый фактически заменился процессом подтверждения гражданства РА), правовое регулирование которой оказалось в тупике. Недавно принятые поправки сняли некоторые вопросы, но, к сожалению, не все.

Обращаются также в связи с нарушениями в правоохранительной системе, по вопросам содержания в местах заключения. Речь идет о превышении должностных полномочий сотрудниками правоохранительных органов. Есть жалобы на нарушения норм при задержании, жалобы на случаи избиения задержанных, не всегда вовремя оказывается должная медицинская помощь, они содержатся в ненормальных условиях. Часто обращаются к нам и адвокаты. Надо сказать, что и в этом отношении по многим вопросам мы не получаем должного реагирования на наши запросы со стороны правоохранительных органов. Если так будет продолжаться, то мы начнем поднимать этот вопрос в Парламенте. Более того, в своем ежегодном обязательном докладе о ситуации с правами человека в стране мы отметим все случаи, когда не было реагирования.

- Вы будете каждый год публиковать доклад о ситуации с правами человека?

- Да, по закону мы должны публиковать ежегодные доклады о состоянии прав человека в Абхазии. В докладе будут обозначены проблемы и сферы, в которых они возникают. То есть, это – не абстрактный доклад, а вполне конкретный документ с примерами нарушений.

Вы достаточно давно занимаетесь правозащитной деятельностью. Из вашего опыта, какие основные проблемы приводят к нарушениям прав человека?

Основная проблема – это когда чиновники не несут ответственности за нарушение закона. Проблема заключается в том, что чиновник среднего звена легко нарушает закон, потому что и начальство нарушает, его никто не наказывает. Создается замкнутый круг. В советское время местные чиновники боялись реакции из Москвы. У многих создается ощущение, что раз никто к нам с проверкой не приезжает, то можно нарушить права человека и закон и не нести за это ответственность. Если бы мы были широко признанным государством, участниками международных конвенций, тогда ответственность государства была бы международно закреплена и был бы контроль. В этом смысле у наших чиновников руки развязаны, нет никакого международного контроля. Но мы не должны забывать, что перед Абхазией колоссальная задача стоит – состояться как современное государство, а это невозможно сделать без соблюдения прав и свобод человека, без соблюдения принятых в стране законов.

- Какой первый шаг нужно сделать, чтобы поменять ситуацию?

Самое главное, в стране должен быть справедливый и независимый суд. Если мы на уровне судов получаем неправомерные решения, и если человек не верит в правосудие, то ничего не изменится. Если с прокуратурой, обойдя закон, можно договориться, то это означает, что в стране не будет правопорядка. Если в правоохранительной системе отсутствует понятие прав человека, как ценности, если нет понимания того, что это не карательные органы, то, как может такая система защитить человека и гражданина? Необходимо провести серьезные реформы для того, чтобы мы смогли построить правовое государство.

С другой стороны, очень важно, чтобы сами люди более глубоко понимали суть работы по защите прав человека, тогда будет меньше необоснованных опасений. Если права человека обеспечиваются так, как должно быть в справедливом обществе, то немыслимо представить, например, то, что происходило в Абхазии в 40-е годы. Тогда, в одну ночь были подготовлены тысячи документов абхазов, в которых без их ведома абхазские фамилии и национальность были заменены на грузинские. Мы не должны забывать о подобных примерах прошлого.

Как Уполномоченный по правам человека, считаю важной работу в области просвещения общества относительно прав человека, необходимы реформы в сфере образования. Надо вводить в школьную программу уже в младших классах гражданское образование. Молодые люди оканчивают школу, ничего не зная о гражданских ценностях, они не рассуждают категориями прав человека. Если гражданское образование станет частью учебного процесса, то люди будут знать, как надо отстаивать свои права на любом уровне, используя демократические формы.

Но пока большинство людей считает, что кто-то за них должен решать их проблемы. Вот появился институт Уполномоченного, и некоторые по любому вопросу начинают кричать, «где Уполномоченный, почему он не реагирует?» Нет пока понимания того, что Уполномоченный не выполняет функции адвоката, который защищает интересы своих клиентов и участвует в спорах между людьми. Задача Уполномоченного – способствовать тому, чтобы государство в полном объеме обеспечивало права человека. Поэтому уже сегодня я сталкиваюсь с разочарованием в Уполномоченном со стороны некоторых граждан, когда отказываюсь быть защитником их интересов в индивидуальных делах, не связанных с нарушениями со стороны государственных структур.

- А в чем разница между интересами и правами?

- Интересы тоже могут быть в конфликте с правами человека. Предположим, человек хочет решить свою проблему, неважно как, но он хочет ее решить. А эта проблема не всегда связана с нарушением прав человека. Вообще, часто обращаются ко мне в связи с громкими преступлениями с требованием моей реакции. Конечно, важна своевременная реакция Уполномоченного на неправомерные действия. Но не всегда это в компетенции Уполномоченного, а заменять работу правоохранительных органов, прокуратуры или же суда, я не вправе и при большом желании не смогу. Моя задача – следить за правомерностью их действий.

- Когда нам ждать первого доклада Уполномоченного по правам человека о состоянии дел в Абхазии?

- В конце года.

Фото Sputntk Абхазия

http://www.apsnypress.info/opinion/asida-shakryl-ignorirovanie-dolzhnostnykh-obyazannostey-vo-vzaimodeystvii-chinovnika-i-grazhdanina-e/

Прочитано 388 раз Последнее изменение Вторник, 14 августа 2018 15:55

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.