Последние новости

Календарь событий

« Март 2020 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Мы в Фейсбуке

О ХИЛЛАРИ КЛИНТОН

Понедельник, 16 ноября 2015 13:15

Хиллари Клинтон была первая женщина, пришедшая в программу «ПОЗНЕР». Именно пришедшая. Ведь мы неоднократно приглашали других, но безрезультатно. Причина до обидного простая – наш сверхкрупный план.


Вообще, этот крупный план был нашей «фишкой», так не снималась ни одна другая телевизионная программа – и не только на российском телевидении. Мне же хотелось, чтобы были видны детали лица и особенно глаза. И с самого первого дня все заметили это, но женщины (вынужден уточнить – российские женщины) сразу же испугались: будут видны дефекты, морщинки, а это невозможно.


Государственный секретарь США Хиллари Дайан Родхэм Клинтон проявила полнейшее безразличие к этому вопросу. Пересматривая программу, я был шокирован тем, насколько плохо она выглядит: мешки под глазами, морщины на довольно открытой шее – но ей было всё равно.


Впрочем, всё не так просто. Как правило, высокопоставленные государственные деятели западных стран, приезжая в Москву, выступают на радиостанции «Эхо Москвы», имеющей репутацию независимого и объективного средства массовой информации. На самом деле, «Эхо» вполне зависимо, поскольку на 65 % является собственностью компании «Газпроммедиа», которая, в свою очередь, принадлежит «Газпрому». Ну, а кому принадлежит это «национальное достояние» – ни для кого не секрет. Тем не менее, «Эху Москвы» позволено вещать так, как оно вещает, что, на мой взгляд, есть результат очень тонкой и умной работы главного редактора Алексея Венедиктова и, видимо, продуманной государственной политики – неплохо иметь «ученого еврея при генерал-губернаторе», он может служить примером «свободы средств массовой информации» в России, коли в этом возникает надобность.


При этом практически не было случаев, чтобы кто-либо из крупных западных политиков приглашался в прямой эфир на федеральном канале. Благодаря своим дружеским отношениям, я попросил посла США в РФ, Джона Байерли (который уже был гостем программы «ПОЗНЕР» и смог убедиться в том, что у меня нет цели «мочить» собеседника), помочь уговорить Государственного секретаря прийти в мою программу. Переговоры были долгими и сложными, но в конце концов согласие мы получили. Однако... За три или четыре дня до эфира мне позвонил кто-то из сопровождения госпожи Клинтон и потребовал прислать вопросы, которые я собираюсь ей задавать.


– Извините, – сказал я, – но я никому заранее вопросов не даю.


– Что значит «не даёте»? Это условие прихода Госсекретаря в вашу программу.


– Мне очень жаль, но и речи не может быть о том, чтобы я ознакомил Госсекретаря со своими вопросами до эфира.


– В таком случае она не придет.

 

– Что ж, я огорчен. Но считаю нужным предупредить вас: я не собираюсь скрывать от зрителей причину отказа Хиллари Клинтон от интервью.


– Дело ваше. Всего хорошего.


Я расстроился и поделился этим с послом Байерли. На следующий день всё тот же господин позвонил мне и весьма раздраженным тоном сказал:


– Государственный секретарь доводит до вашего сведения, что вы можете задавать ей любые вопросы, какие вам заблагорассудится!, – и повесил трубку.


Три главных впечатления от общения с Хиллари Клинтон: необыкновенный ум, редкое обаяние и непоколебимая жёсткость.


Реакция мгновенная, смотрит в глаза, отвечает блестяще – и не отвечает тоже блестяще. Последнее особенно поучительно и интересно. Несколько примеров:


– Я спросил, почему Турция упорно не желает признавать геноцид армян, совершенный в 1915–1916 годах Османской империей. В ответ получил разного рода информацию о совместной работе Турции и Армении, о создании двусторонней комиссии и т. д., и т. п., однако ответа на поставленный вопрос не услышал, более того – ни разу даже не прозвучало слово «геноцид».


– Я поинтересовался, почему США, для которых права человека – один из главных принципов внешней политики, «не замечают» полное отсутствие этих прав в Китае, но зато «замечают» любое их нарушение в России? Ответ замечателен тем, что в нем вообще не фигурирует это самое «почему?» и, следовательно, нет необходимости в «потому что». Мимоходом госпожа Клинтон упомянула, что США критикуют Китай, но тут же оговорилась и объяснила – такие великие державы, как Китай и Россия, должны сами разрешить свои проблемы.


Самая яркая иллюстрация – ее посыл о том, что разные люди видят одно и то же событие разными глазами. Мол, мы в России видели события в Абхазии и Южной Осетии своими глазами, а они в Америке – своими, и искусство заключается в том, чтобы постараться увидеть событие глазами другого человека, другой страны, понять его/её реакцию. И ведь она права: я всегда говорю о том, что каждый смотрит на мир со своей колокольни, и обязательно надо залезть на колокольню другого, чтобы понять его точку зрения.


Однако госпожа Клинтон лукавит, она прекрасно понимает: по существу нет никакой разницы между Косово и Абхазией/Южной Осетией, но это не мешает ей весьма, на мой взгляд, изящно свести дело к рассуждению о разнице восприятия.


Еще один пример – вопрос о том, к чему стремятся США в своей внешней политике: к тому, чтобы сохранять равновесие, покой в мире, или к тому, чтобы изменить мир? Любой выбор – подобно плохому шахматному ходу – позволит оппоненту перейти в атаку. Что делает Госсекретарь? Она совершает два хода в одном, говоря, что США стремятся и к первому, и ко второму. Ну, а потом обосновывает.


В России, особенно в некоторых властных кругах, бытует мнение, будто США хотели бы видеть Россию слабой и беспомощной. Эта точка зрения не нова. Можно заменить США любой другой западной (впрочем, и восточной) страной или организацией, уходя при этом в глубь истории. «Окопная» психология, менталитет «круговой обороны» постоянно проявляются в том, как Россия – имперская ли, советская ли – строит свои отношения с окружающим миром. Не могу сказать, что понимаю причины такого взгляда, – лишь констатирую факт.


Очевидно, что слабая страна, но вооруженная, в том числе ядерным оружием, гораздо опасней сильной. Слабая страна непредсказуема, она живет в состоянии страха, постоянных опасений, глубоких подозрений и недоверия. Сильная страна, напротив, уверена в себе и не будет действовать под влиянием таких эмоциональных, лишенных логики факторов, как страх, подозрения и прочее. Когда Хиллари Клинтон говорит, что Америка заинтересована видеть Россию сильной, она выражает совершенно реальный интерес ее страны. (На всякий случай напоминаю: сильная Россия вовсе не означает слабую Америку.)


Я хочу обратить особое внимание на слова Клинтон о том, что американцы больше верят в будущее России, чем мы сами. Это означает, что упаднические, нигилистические, циничные настроения, которые и в самом деле характерны для нынешней России, особенно среди людей более образованных, более имущих, более «продвинутых», известны американскому руководству.


Пожалуй, более всего меня удивило, насколько откровенно ответила госсекретарь на вопрос о главных проблемах Америки и особенно о том, как функционирует демократия. Эта тема сегодня занимает внимание многих, высказывается мнение, что демократия как политическая система исчерпала себя и становится тормозом; другие утверждают, будто демократия оттеснена крупным капиталом, который и есть сила, диктующая поря- док в мире, в том числе в так называемых демократических странах. Это тема для другой книги, но слова Государственного секретаря США о том, что среди главных проблем страны на первом месте стоит функционирование демократии, – это, на мой взгляд, настоящая сенсация. Хотя мало кто обратил на нее внимание.


И последнее: когда Хиллари Клинтон назвала главным достоинством человека умение прощать, я вздрогнул. Вспомните ее турбулентные отношения с Биллом, историю Моники Левински, которая чуть не стоила Биллу Клинтону президентства и семьи, и вы поймете: этот ответ говорит о Хиллари Клинтон больше, чем любые многостраничные исследования.


Из книги "Познер о "Познере"


http://pozneronline.ru/2015/11/12905/


Комментарий члена политсовета политической партии «Амцахара» в связи со встречей президента Рауля Хаджимба с членами Общественной палаты.
Начну с общих впечатлений от сказанного Хаджимба на встрече с членами Общественной палаты в отношении проекта программы «Амцахара».

С моей точки зрения оно преследовало несколько целей:

1. Принизить произведенный этим документом эффект в абхазском обществе. Для этого был избран очень простой и легкий способ - не вникая в суть документа, мазануть его грязью.

2. Убедить граждан Абхазии в том, что его команда, несмотря на то, что не смогла подготовить какой-либо программный документ по развитию государства ни за время очень долгой оппозиционной деятельности, ни за время своего правления, все же добилась значительных успехов. И надо быть слепым и глухим, чтобы не видеть этого.

3. Оно имеет вполне конкретную и личностную направленность – представить меня несмышлёнышем и компилятором, неспособным создать полезный для государства документ. И таким способом увести в сторону обсуждения принципиальных положений проекта программы – о реальном и своевременном контроле гражданского общества над деятельностью президента и всей вертикали власти.

Не из-за желания отказаться от анализируемого проекта, а справедливости ради считаю необходимым сказать, что над ним работал не я один. Тем не менее, я ни от чего сказанного в программе не отказываюсь и считаю ее нужной и полезной.

Теперь о компиляции. Было сказано, что мною было использовано более 39 с лишним источников. Не думаю, что Хаджимба сидел над текстом и подсчитывал источники. Скорее всего, это плод творчества услужливых помощников, желающих показать свою учёность и полезность очередному начальнику. Непонятно, почему названа цифра «свыше 39 с лишним», а не 39 с половиной или 40. Возможно, насчитав 39, они устали и решили остановиться.

Обратились бы ко мне, и я бы подсказал 40-ой – систему государственной власти США, элементы которой можно найти в нашем проекте. Очевидно, что автор или соавторы критики поставили перед собой задачу всеми правдами и неправдами представить перед гражданами наш документ в несерьезном, карикатурном виде. А делается это очень просто: берутся какие-то реальные фрагменты оригинала, меняется их расположение и пропорции. В итоге получается что-то похожее, но смешное и глупое. Примерно так построена критика Хаджимба.

Даже и при этом критикуемый текст надо знать хорошо. Этого я не могу сказать о моих сегодняшних оппонентах.
Создается впечатление, что читали его не весь, местами, не вникая в суть. А кто-то и совсем не читал. Если бы они его изучили, то в комментариях не было бы такого нелепого, остеровского типа вредного совета, предлагающего мне, прежде чем обнародовать свои проекты, ознакомить с ними умных людей.

Если бы мои оппоненты внимательно прочли текст, они поняли бы, что имеют дело с проектом программы, предложенным политсоветом партии «Амцахара» для всеобщего обсуждения. И, как правильно сказал сам Хаджимба, - для того, чтобы и он прочел.
Поэтому их совет похож на холостой выстрел. Но я считаю, что вправе дать этой команде свой совет: прежде чем ругать что-либо, изучите внимательно.
Вернемся к компиляции. По утверждению Хаджимба, некоторые моменты программы «Амцахара» были скомпонованы из программы Союза Правых Сил, Программы социально-экономического развития России до 2020 года, развития Казахстана и других.

На самом деле, все предлагаемые нами идеи прочно связаны с абхазской действительностью, с ее реальным социально-экономическим положением и возможными перспективами.

Наши предложения основаны на конкретных цифрах и показателях национальной экономики, на возможностях самой Абхазии. Поэтому трудно представить, что могло быть полезно из абхазского опыта Казахстану или России с их масштабами, и что могло быть полезно Абхазии из программы «Союз правых сил» России, так плохо кончившего свою деятельность.

А если какие-то идеи из нашего проекта перекликаются с другим опытом, так это свидетельствует о том, что существуют и региональные проблемы, схожие для нескольких государств. Что в этом непонятного для Хаджимба? Мы ведь живем во взаимосвязанном мире. Поэтому совсем неплохо, когда какие-то проблемы воспринимаются и рассматриваются шире собственного контекста.

Как я указывал выше, критика нашего документа построена именно по карикатурному типу. Взяты какие-то фрагменты из чернового варианта документа. И они его комментировали по своему усмотрению.
А если говорить по существу, то в выступлении Хаджимба ничего не было сказано о главных проблемах, затронутых нашим проектом. И, в первую очередь, о реформировании высших органов государственной власти. Кстати, это именно тот вопрос, из-за которого я отошел от Хаджимба и созданного его окружением Координационного совета.

Меня привлекали заявления Хаджимба и его команды о необходимости отхода от авторитарных методов руководства государством и демократизации системы управления. По его, Хаджимба, инициативе я был включен в рабочую группу парламента для подготовки соответствующих решений. Но когда действовавшая тогда власть дала на то согласие, команда Хаджимба стала бойкотировать работу группы. Поэтому я пришел к мысли, что все это делалось не для реального исправления системы, а для создания общественного недовольства и смены власти.

Это стало еще более очевидным после создания Координационного совета – органа, похожего на большевистский революционный комитет, готовый любым способом захватить власть.
Майские события 2014 года полностью подтвердили мои предположения о том, что для этих людей кроме захвата и удержания власти, другой идеи не существует – ни интересов народа, ни морали, ни законов, ни Конституции, что они готовы говорить одно, но делать другое.
Все это продолжается и после того, как Хаджимба стал президентом.

Будучи в оппозиции, он и его окружение очень много говорили о необходимости реформирования высших органов государственной власти, утверждая, что это надо сделать как можно скорее. Многие помнят разговоры о необходимости принятия этих решений в двух чтениях до президентских выборов, и в третьем – после них. Однако, получив власть, бывшая оппозиция забыла про это. А для создания видимости выполнения обещаний сформировала очередную, четвертую или пятую по счету Комиссию по конституционной реформе. И в настоящее время неизвестно, что она делает непосредственно по вопросу реформирования высших органов госвласти.

В нашем документе много сказано об этом. И, на наш взгляд, он содержит очень важное предложение о законодательном закреплении отчетности президента и всей структуры исполнительной и судебной властей, а также об изменении самой структуры высших органов государственной власти и управления.

Видимо, они этого слышать не хотят. Зато в комментариях имеется пассаж, скорее всего кем-то подсказанный, что нами предлагаются выборы членов Конституционного суда наравне с выборами президента и вице-президента. Но в нашем документе предложения прямых выборов судей Конституционного суда нет! Это еще одно подтверждение тому, что сам Хаджимба критикуемый документ не читал или читал местами. А

высказанные мысли подсказаны теми же помощниками.
Но предложение о прямых выборах председателя Конституционного суда и возможности временной передачи ему функций главы государства в особых случаях Хаджимба назвал совершенно неуместными. Однако, он не аргументировал свою позицию ничем, просто он так считает. Это не диалог, это не консультации, это не аргументы.

Хаджимба также не приемлет идеи ю общественного контроля за деятельностью высших органов госвласти и управления. Ему по душе авторитарные методы управления, против которых он якобы выступал, будучи в оппозиции.

Не приемлемо для него и реформирование судебной власти. Внесенные в Конституцию поправки сохраняют зависимость судебной власти от исполнительной. На наш взгляд, то, что Хаджимба называет реформированием судебной власти, по форме, объему и сути является видимостью.

Создается впечатление, что депутатам для голосования было представлено огромное количество проектов с тем, чтобы они никак не смогли их изучить и определить свое отношение к ним. Это подтверждается и тем, что ни один из депутатов, с которыми я говорил о смысле и содержании поправок, не смог объяснить, за что он голосовал.

Явным неуважением к закону является изменение парламентом сроков полномочий судей, принятого на Референдуме 1999 года. Согласно закону «О референдуме», его решения можно изменять или отменять только решениями референдума.

Без внимания оставлено предложение об установлении реального судебного контроля над возбуждением уголовных дел, арестом, сроками содержания под арестом и их продлением.
Нынешняя система, регулирующая эти процедуры, дает возможность произвола, грубейших нарушений со стороны следственных органов при решении данных вопросов. Согласно же действующему законодательству, судебный контроль над следственными органами носит формальный характер. Именно поэтому месяцами решается вопрос возбуждения и расследования ряда резонансных дел. Следственные органы, желая угодить руководству, поспешно возбуждают уголовные дела, а суды, даже при нынешнем несовершенном законодательстве, отменяют эти решения.
В то же время государственное телевидение, в нарушение конституционного принципа презумпции невиновности, сообщает о хищении значительных сумм, но, несмотря на неоднократные обращения в парламент и к президенту, эти нарушения не устраняются.

То же самое в комментариях президента по предложениям реформы правоохранительной системы.
Хаджимба умышленно озвучил имеющиеся функции МВД. Но мы предлагаем, сохранив за МВД часть функций, при этом наделить их полномочиями контроля миграционных процессах. А систему учреждений исполнения наказаний передать министерству юстиции. Но про это Хаджимба промолчал. Потому что ему нечего ответить на данные предложения.

В общем, если судить по реакции президента на наш проект и его неконкретным ответам, создается убеждение, что власть растеряна, она до сих пор не определила внятную экономическую политику. Свидетельством тому является полный провал в этой сфере.

Хочу привести только несколько аргументов:

1. Великим достижением власть считает увеличение налоговых поступлений и выполнение плановых показателей в сравнении с 2014 годом. Но, на наш взгляд, по меньшей мере некорректно с экономической точки зрения проводить сравнительный анализ в таком контексте. Во-первых, потому что в силу известных нам событий тот год был слабым в управлении, а, соответственно, была слабая административная и фискальная политика, низкая экономическая активность в силу высокой конфронтации общества. Кроме того, начались существенные колебания курса рубля, а инфляционные процессы того периода существенно поменяли картину.

2. Было бы интересно увидеть конкретные достижения власти в абсолютных показателях, которые бы свидетельствовали об увеличении налогооблагаемой базы, создании новых производств, о которых нам рассказывали на протяжении 10 лет, о значительном сокращении безработицы, реальном увеличении заработной платы и социальных выплат и т.д.

А если проанализировать плановые показатели бюджета и Индикативного плана на 2015г., то они не покрывают даже уровень инфляции, поэтому говорить о высоких достижениях властей в части выполнения плановых показателей, наверное, не корректно.

Думаю, здесь нужно немного сказать и о внешнеэкономической деятельности.
Наверное, надо напомнить, что в 2014 году были введены ограничения на передвижение товаров через границу в связи с Олимпиадой, что не могло не отразиться на экономических показателях. А значительное увеличение количества туристов в 2015 году никаким образом не зависело от действий абхазских властей.

Думаю, справедливости ради надо сказать, что фактически первый квартал 2015 года страна жила за счет достижений предыдущей команды. Известно, что были переходящие остатки финансовой помощи.
Самым главным заблуждением власти, на наш взгляд, является то, что своим достижением она считает увеличение на 1 млрд. рублей доходной части бюджета страны на 2016 год.
Увеличение доходной части исключительно за счет увеличения налогового бремени не есть достижение. В принципе, как и то, что в течение текущего года власть очень лихо манипулировала тарифами и налогами для увеличения поступлений. Думаю, особое место здесь занимает увеличение нагрузки на сельхозпроизводителей.

3. Не могу обойти такую важную тему, как финансовая помощь. На наш взгля,д власть провалила эту программу.
Понятно, что отсутствие опыта и профессионального подхода во многом повлияло на этот процесс. Второе - это отсутствие внятной системы управления этим процессом и, конечно же, отсутствие четкой позиции руководства страны в вопросах реализации договоренностей, предусмотренных подписанным в конце 2014 года Договором о союзничестве и стратегическом партнерстве.

Попытка президента рассказать о том, что страна живёт за свой счет - это ни что иное, как защитная реакция на провалы в работе. Помнится, в конце 2014 года, когда формировался объём финансовой помощи и подписывался договор, у Хаджимба был несколько другой настрой. И основным аргументом действий власти было как раз таки увеличение финансовой помощи по сравнению с прошлыми годами.
В результате, экономика лишилась финансовых ресурсов более, чем на 3 млрд рублей. В том числе более 40% этих средств должны были пойти на заработную плату. Еще 40% средств непосредственно учувствовало бы в товарообороте страны и т.д. Ну и, конечно, налоги, которые бюджет мог бы получить.

Я не думаю, что лишение страны с ограниченными собственными ресурсами таких средств можно рассматривать, как великое достижение. Более того, кажется, что и сам Хаджимба так не думает.

И потом, как может быть правдой заявление президента о том, что «страна уже год живет за свой счет», если, в соответствии с его же заявлением, ряд государственных структур Абхазии оборонного и правоохранительного назначения содержится за счет финансовой помощи России?

4. Критикуя проект, Хаджимба в то же самое время заявляет, что многое из того, что мы предлагаем, власть уже делает. Вот тоже непонятно получается – если наш проект вызывает такую иронию, если это украденные у других источников идеи, зачем тогда власть их реализует? Может, «Амцахара» все же движется в правильном направлении?
Нам трудно понять, чего хочет Хаджимба, потому что мы сталкиваемся с одними противоречиями и отсутствием конкретики.

А что значит его выражение о том, что якобы «кому-то просто хочется «поуправлять государством»? А он чем занимается, интересно?

Про телевидение. Хаджимба заявил, что наши предложения в этом вопросе – нонсенс. Мы не согласны. Это вполне допустимо. Надо только как следует воспринимать смысл некоторых терминов.
Национальный - не значит только государственный. Национальное телевидение и радио, создание которых мы предлагаем отдельным законом, – это в нашем случае определение статуса организации, деятельность которой имеет особую государственную и общественную значимость. А историческую и современную значимость Абхазского телевидения и радио, наверное, никто не может оспаривать. Это не итальянская пицца, хотя и она по своему статусу - национальный продукт. И абхазская аджика тоже. Но при этом государством они не учреждены. И это не означает, что учреждение национальной организации телерадиовещания исключает возможность наличия подобных организаций с другим статусом.
Мы хотим объяснить, что «национальный» - не всегда обязательно означает, что его владельцем и распорядителем может быть только государство. Государство может материально и иными способами поощрять деятельность организации с таким статусом.

Приведем другой пример, не связанный с телевидением. Кто представляет парламенту кандидатуру на должность судьи? Президент, так ведь? А парламент ее утверждает. Значит ли это, по логике Хаджимба, что избранный по такой процедуре судья является зависимым, подчиненным президенту и парламенту? В соответствии с законодательством Абхазии – не должен быть.

Почему в таком случае руководитель телевидения и радио, представленный президентом и избранный парламентом, – несвободное в своей профессиональной деятельности должностное лицо? Вот если бы Хаджимба еще и объяснил, почему он считает это нонсенсом, было бы проще с ним спорить.
А он только пообещал, что какое-то общественное телевидение когда-то в будущем будет. Это не предметный разговор.

Кстати, на той же встрече Хаджимба заявил, что «кто бы это ни был, если нарушил закон, то получит по заслугам. Нарушители законов должны отвечать по закону».

Он сам дал нам очередной повод спросить: а как ответила директор АГТРК Ходжава за грубое нарушение трудового законодательства? Вот суд первой инстанции и Верховный суд признали увольнения сотрудников АГТРК незаконными и требуют восстановить их на работе. А директор АГТРК Ходжава не выполняет эти решения, выбросила документы в окно.

Но она подчиненная Хаджимба. Пусть тогда он покажет на деле, как реализует свои принципы. Ведь неисполнение решения суда – это тоже преступление.
Но пока мы слышим пустые слова или, наоборот, молчание. Так было с заявлением политсовета партии «Амцахара» от 19 июня 2015 г. с конкретным перечислением нарушений законодательства. Но президент не посчитал нужным на это отреагировать.

На встрече в Общественной палате Хаджимба заявил, что власть не применяет какой-либо избирательный подход, не проводит политические репрессии, как некоторые пытаются представить.
Но у нас есть множество фактов незаконного увольнения людей, которые присутствовали на съезде «Амцахара». Такие факты есть в Сухуме, Ткуарчале, Гудаутском районе. Есть и другой факт – одного из участников съезда - ветерана войны незаконно содержали под стражей в милиции, и уже несколько раз тягают в Генеральную прокуратуру.

Это все - признаки политического преследования. Юрист по образованию и государственный деятель по положению должен понимать такие существенные вещи. И не лгать.
«Я хорошо знаю, к чему готовились некоторые представители организаторов этого съезда», - сказал Хаджимба.

Что это значит? К чему готовились некоторые участники съезда? Кто эти «некоторые»? Что он конкретно знает? Почему не договаривает? Что это за безответственное разбрасывание утверждениями? Президент не должен позволять себе такое. Если он знает что-либо о планах «некоторых» организаторов съезда, пусть публично расскажет.

Вот еще одно противоречие самому себе. Недавно мы слышали, что сухумский стадион – это «подводная лодка в степях Украины». Сегодня Хаджимба вдруг говорит, что он «красивый внешне, приятно посмотреть».

И такие вот противоречивые заявления, часто звучащие из уст президента по разным вопросам, наталкивают на определенные мысли. Так было и по «Роснефти». Так было и с проблемой торговли с Грузией, с вопросом о продаже недвижимости негражданам Абхазии. Общество наше было повергнуто в глубокое недоумение. И не раз.

На той же встрече Хаджимба не смог, либо не захотел ответить на вопросы членов Общественной палаты по проблеме вернувшихся грузинских беженцев и правовой оценки событий мая 2014 года.
Если по второму вопросу причины понятны, то по первому вопросу неизвестно, сколько времени власть предполагает проживание в Абхазии граждан Грузии, какой строк отведен на их интеграцию в абхазское общество, о котором говорил в своем выступлении президент, и какими способами власть намерена этого добиться? Мы же полагаем, что затягивание данной проблемы приведет к постепенному фактическому сращиванию Галского района с Грузией.

Мы хотим сказать, что, как обычно, ничего конкретного, в том числе, по существу нашего проекта, не было сказано – с чем согласен и не согласен Хаджимба. Ведь в проекте содержатся цифры и предложения по отраслям. Все внимание президента было обращено на вопросы не первостепенного значения. А главные темы были специально не затронуты. Значит, Хаджимба не готов реализовать свои обещания, не хочет подтверждать многочисленные заявления конкретной их реализацией.

Мы не верим в серьезность повторяемого им предложения о создании консультативного совета с участием оппозиционных сил, потому что вся предыдущая деятельность Хаджимба, в том числе оппозиционная, свидетельствует о том, что он не выполняет обещания, не отвечает за свои слова, а сводит все к интригам.


Рынки наполнились чудным ароматом мандаринов. На прилавках — яркие марокканские, египетские, насыщенного морковного окраса, испанские, турецкие мандарины — все привычного нам оранжевого цвета. Обычно они сладкие на вкус.

С ними контрастируют мандарины, кожура которых желто-зеленого цвета. Они продаются зачастую прямо с листьями и веточками. Кажется, что их только-только сорвали с дерева. Многим покупателям импонирует их неяркий цвет и кисловатый вкус: он как будто бы подтверждает натуральность и экологичность этих плодов. И у «желто-зеленых» есть свои поклонники.


Людмила Лолуа, член Общественной палаты

Прошедшее лето в нашем пансионате «Сосновая роща» по праву можно назвать ДЕТСКИМ. Никогда еще не приезжало к нам такое количество мам с двумя, а то и с тремя детками.

Было, как никогда очень много и будущих мам и всем им наше ласковое море и жаркое солнце дарили прекрасный отдых, радость и здоровье. Я смотрела на этих счастливых больших и маленьких людей и с горечью думала, как еще далека моя страна от такого демографического взрыва, что в последнее время наблюдается в России.


Страница 71 из 87

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.