Календарь событий

« Январь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Мы в Фейсбуке

"...ВЕРНУТЬ УВАЖЕНИЕ НАРОДА К ВЛАСТИ"

Интервью Четверг, 04 апреля 2019 19:15
Оцените материал
(0 голосов)

«Абхазия-Информ» предлагает читателям серию интервью по теме "Абхазия перед выбором", подготовленных Центром гуманитарных программ и посвященных ожиданиям общества в связи с предстоящими выборами Президента РА.

ИНТЕРВЬЮ С ТЕЙМУРАЗОМ ХИШБА, ЧЛЕНОМ ИНИЦИАТИВНОЙ ГРУППЫ ФОРУМА МОЛОДЕЖИ АБХАЗИИ, РУКОВОДИТЕЛЕМ ШТАБА ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ ПО ЗАЩИТЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ АБХАЗИИ

– Как бы Вы охарактеризовали нынешний этап современной абхазской истории? Понятно, что выборы президента РА — это всегда важное событие, но могли бы Вы назвать предстоящие выборы судьбоносными или это преувеличение, на Ваш взгляд? Почему?

– Нынешний этап современной истории Абхазии, на мой взгляд, в будущем будет обозначен как «смутное время». Я думаю, что наше общество находится в процессе переосмысления. Не покидает ощущение, что все эти годы мы шли по накатанной, а сейчас подходим к рубежу, после которого, сложно будет, что-то изменить.

25 лет общество живет в ощущении, что «война закончилась лишь вчера». За послевоенный период сформировались некие «правила», которые на протяжении всех этих лет, к сожалению, влияют как на ведение бизнеса, так и на решение политических вопросов. Эти «правила» становятся комфортными для некоторых, вполне их устраивают. Но эти же «правила» не дают возможности для другого развития. Категория людей, которым выгодны такого рода «правила», в принципе, не должны иметь доступа к решению государственных задач. Произошла своего рода спекуляция на теме войны… Данное положение дел, устраивает тех, кто исповедует псевдопатриотизм, псевдотрадиционность, псевдоопытность, псевдопрофессионализм для собственной выгоды.

Многие говорят о необходимости изменения такого положения дел, но в таком случае большая часть людей, которые сегодня реально влияют на политику, которые привыкли жить по «правилам», фактически окажутся за бортом. При других обстоятельствах они просто не смогут влиять. Они все прекрасно это понимают и продолжают пытаться из-за всех сил сохранить груз послевоенного периода.

Предстоящие летом выборы президента Абхазии, безусловно, имеют судьбоносное значение, но несколько в более узком смысле этого слова. Они судьбоносны для нескольких поколений.

Хотел бы обратить внимание на четко вырисовывающийся конфликт поколений, где также имеют место завуалированные псевдоопытность, псевдопатриотизм, псевдотрадиционность. А на самом деле это не конфликт поколений, а конфликт интересов послевоенной Абхазии и будущей Абхазии.

Говоря о послевоенной Абхазии, я не имею в виду тех людей, которые жили в сложных послевоенных условиях, я имею в виду тех, кто на самом деле получили огромные дивиденды, благодаря устоявшимся послевоенным «правилам». За этот период сформировался целый пласт истеблишмента, не представляющий жизни в законном государстве.

Сегодня у нас получилось все наоборот. У нас большая часть интеллигенции, умных людей, живет за чертой бедности. Интеллект не в почете.

Не побоюсь сказать, если в стране, где профессура, академики ходят нищими, а мародеры, наркоторговцы ездят на автомобилях премиум-класса, это показатель того, что такая страна долго существовать не может. В советскую эпоху к интеллектуалам относились с большим уважением. Тогда понимали, что люди науки, ученые не могут быть преуспевающими бизнесменами.

– А в других странах бывшего Союза ученым живется лучше?

– Где-то лучше, где-то может хуже. Но в этих странах не говорят о малочисленности населения, не говорят об особом этическом кодексе поведения, не говорят о силе родственных уз и т. п.

За что отдали жизнь наши ребята?

Наше общество громогласно заявляет о приверженности гуманистическим ценностям, а на деле у нас много людей, которые заслуживают поддержки от государства, но не получают её.

Мы можем перейти грань…

У нас любят много и выспренно говорить о войне, о тех, кто «воевал» и «не воевал». Но у молодежи может возникнуть вполне справедливый вопрос: «Если человек воевал, но уже в мирной жизни нанес серьезный ущерб стране, как относиться к этому человеку?»

На мой взгляд, мы должны взять с собой в будущее все лучшее, что есть в нашей истории, избавиться от негативной части наследия и смело шагнуть вперед, навстречу будущему. При этом мы не должны бояться того самого будущего. Страна должна быть способна развиваться в изменяющихся условиях, должна закреплять и сохранять свои достижения.

Мы должны четко осознать, что у нас происходит подмена ценностей, что мы движемся с закрытыми глазами, постоянно ссылаясь на «послевоенные» обстоятельства. Подсознательно свыкаясь с таким положением дел, мы стали обустраиваться, приспосабливаться к ним.

Я думаю, что некоторые люди подсознательно опасаются разоблачения. Убежден в том, что не только прошлое влияет на будущее, но и будущее влияет на прошлое. В зависимости от того, по какому пути пойдет страна, мы можем другими глазами посмотреть на свое прошлое. Это тоже пугает людей, поэтому период «послевоенных правил» затягивается дольше.

Я убежден в том, что некоторые люди, опасаются, что станет известно народу об их корыстном интересе к сохранению действующего положения вещей. Так как нынешнее положение дел выгодно отдельным лицам и группировкам для извлечения максимальной личной прибыли, в ущерб интересам нашего народа.

– Как бы Вы сформулировали главную задачу очередного президентского срока?

– Главная задача для главы государства — соблюдение принципа верховенства закона и правоприменительной практики. Я думаю, что для будущего президента это будет самой сложной задачей.

Хочется надеяться, что страну возглавит человек новой формации, способный обеспечить верховенство закона во всех сферах.

Президенту придется защитить наше будущее от суровой действительности, вернуть уважение народа к власти. И, конечно же, решение накопившихся социальных проблем, невозможно без рывка в экономике.

Государству придется создавать свои предприятия. Послевоенная практика, когда, как у нас любят говорить, «кто-то что-то или какой-то объект сохранил, поэтому он ему и достался», обанкротила государство.

Если бы крупные объекты госсобственности, перешедшие в результате приватизации в частные руки, оставались до наших дней в собственности государства, то сегодня они могли бы стать большим подспорьем в подъеме экономики. А сейчас придется создавать все новое. Убежден, что и в этих условиях государство должно само зарабатывать деньги.

Я сомневаюсь в честном тендере в вопросах создания полугосударственных предприятий, либо кредитовании больших бизнес-проектов.

На фоне всеобщего обсуждения вопроса добычи нефти и других тем, я бы отметил уникальные возможности государства в сфере туризма. Во многих странах мира для привлечения туристов придумывают разные легенды. У нас же, в стране с богатой историей, уникальной природой, чистой питьевой водой, множеством древних объектов историко-культурного наследия, ничего не надо придумывать. В стране, где практически в каждом районе, в каждом селе много интересного. Это касается и истории христианства Абхазии, и многого другого.

Мы должны создать санаторно-бальнеологические комплексы, работающие круглогодично, а не два-три месяца в году. То, о чем я говорю, естественно знают и в министерстве по курортам и туризму. Такие проекты сразу не приносят больших денег, но работают на перспективу.

Президент должен понимать и работать на перспективу, а с этим у нас большие проблемы.

У нас принято часто говорить, что для реформ нужны большие деньги! А я считаю, наоборот, ради больших денег нужны большие реформы!

Да, конечно, реформы требуют денег, но если мы вернемся к теме того же туризма… Есть крупные компании, которые готовы работать в Абхазии на перспективу и в осенне-зимний период. Но, увы!

Перспективным направлением для Абхазии могли бы стать экологический и этнический туризм.

Такие памятники христианства, как Моквский и Илорский храмы, могли бы быть включены в список всемирного наследия ЮНЕСКО, если бы эти вопросы не были предметом политического торга. Но, почему бы государству не содействовать созданию в селах Мыку и Елыр экологических центров размещения, где работали бы местные жители. Речь идет о создании гостиничных номеров, организации питания за счет фермерских хозяйств, проведении культурных мероприятий. Министерство по курортам и туризму, Минсельхоз и Минкульт могли бы объединить своим усилия в этом направлении.

На реализацию программы по созданию подобных центров необходимо от 50 до 70 млн рублей. За пять лет при поддержке того же Президентского фонда, можно было бы организовать до пяти таких центров и обеспечить в них безопасность без, так называемой, «помощи» криминальных элементов.

К сожалению, мы часто сталкиваемся с удивительным явлением, когда бандитизм отчасти оправдывается национальными традициями. Это влияет и на политику…

– На что Вы обратите особое внимание, знакомясь с программой того или иного кандидата в президенты? Какой вопрос, с Вашей точки зрения, обязательно должен быть в ней отражен?

– Мне важно увидеть обоснование, логику решения тех или иных задач. Важно, чтобы кандидат развеял все сомнения по поводу несостоятельности такого жизненно важного для нашего народа проекта, как независимая республика Абхазия. Это главная задача! Президент должен четко дать ответ, что это возможно, что мы будем работать дальше в этом направлении.

Программа кандидата тоже очень важна. Мы, в конце концов, выбираем не вождя племени, а главу государства.

Сейчас в политической жизни Абхазии появился новый «тренд» – влияние фамилии. Меня это очень беспокоит. Я с уважением отношусь ко всем возможным кандидатам. Уже на слуху фамилии некоторых кандидатур. Я не исключаю, что в ближайшем будущем фактор принадлежности к большим фамилиям может стать основным критерием для голосования на выборах.

Если такое случится, то мы не лучшим образом удивим мировое сообщество, запустив социальную эволюцию в обратную сторону.

– Абхазские выборы обычно представляют собой конкуренцию лидеров и команд, а не политических принципов, идей и программ. Принесут ли выборы этого года что-то новое в этом отношении, и ожидаете ли Вы, что дебаты кандидатов в президенты будут более содержательными?

– К сожалению, в нашем обществе часто обсуждают не идеи, выдвигаемые кандидатами в президенты, а сами персоны.

И все же я надеюсь на проявление политической культуры во время избирательной кампании.

Хотелось бы, чтобы дебаты были интересными, содержательными, корректными, чтобы кандидаты четко формулировали, что они готовы сделать для консолидации общества. Но мне вспоминаются прошлые теледебаты, если это можно так назвать.

Может, я скажу ужасную вещь, но, на мой взгляд, был спрос не на идеи, а на «жареные» факты. Многие не готовы вникать в предвыборные идеи и обещания, а жаждут «войны» компроматов.

Быть главой государства — это серьезная ответственность. Президенту, среди прочего, предстоит представлять свою страну на международном уровне. По главе государства не в последнюю очередь судят в мире о стране.

– Абхазия – страна с небольшой территорией и немногочисленным народом, однако в течение всего послевоенного времени управление страной было связано с большими проблемами. Какие особенности нашего государства и населения делают задачу эффективного управления особенно сложной?

Эффективное управление государством, функционирующим в условиях фактической деградации государственных институтов, является чрезвычайно сложной задачей. К нашим особенностям можно отнести то, что Абхазия географически находится на стыке геостратегических политических интересов, как региональных, так и глобальных участников мирового процесса. В этом смысле мы находимся практически под светом софитов сторон, заинтересованных в разных развитиях событий на данной территории.

Мы должны иметь в виду процессы, происходящие в мире, вокруг нас. Вот мы иногда ведем какую-то политическую линию, но есть еще кулуарные процессы, которые от нас не зависят. Учитывая нашу экономическую и политическую слабость, нашими решениями могут манипулировать. Добавляя к этому свои внутренние ошибки и проблемы, мы усугубляем свое положение. Но я считаю, что улучшение или ухудшение ситуации в нашей стране зависит не только от процессов, происходящих в мире и независящих от нас, но и от нашей внутренней политики.

Мы же должны убеждать мир в том, что наша маленькая страна пусть медленно, но идет по пути цивилизации, демократии.

Как бы высокопарно не звучало, но я верю в наше будущее.

Чем вызвано особое отношение Запада к Грузии? Ведь это связано не только с политической конъюнктурой американского лобби. Такое отношение к стране определяется и большей информацией о ней. Грузинская молодежь имеет возможность получать образование в престижных западных вузах, многие из них станут высококлассными управленцами. Завязываются и человеческие контакты, которые потом влияют на позитивное отношение к стране и ее народу.

Почему бы и нашему государству не отправлять учиться в вузы дальнего зарубежья талантливых и подготовленных молодых людей? Это 50 тыс. долларов. Это цена автомобиля какого-либо замминистра. У нас немало молодых людей, получающих образование в российских вузах, но этого не достаточно. Большая часть из них не возвращается на Родину.

Я считаю ошибочным мнение, что наш стратегический партнер и союзник, каковым является Российская Федерация, может из-за этого обидеться на нас. Это не серьезно.

Понятно, что нам надо выживать, развиваться, а для этого нам нужны квалифицированные кадры.

– На какие личные качества кандидатов Вы будете обращать особое внимание? Почему?

– Я полагаю, что кандидат в президенты должен обладать такими качествами, которые позволят ему выстроить свою работу, осознавая время, в котором мы находимся. Он должен обладать работоспособностью, умением договариваться, политической смелостью и искренним желанием изменить жизнь своего народа, а не только своего окружения. Ну и конечно, интеллектом.

Если говорить откровенно, одержав победу в кровопролитной войне ценой жизней стольких молодых людей, мы проигрываем в мирной жизни. Уже в послевоенный период мы потеряли таких ярких политиков, как Зураб Ачба и Юрий Воронов.

– Допустим, что Вам представилась возможность стать президентом на один день. Как бы Вы его провели? Какое решение вы постарались бы обязательно принять?

– Спасибо за такое предложение, но учитывая ситуацию, сложившуюся сегодня в нашей стране, я бы в первую очередь попросил у всего народа Абхазии прощения за ошибки властей за все эти годы.

Я также пригласил бы всех действующих игроков политического процесса и провел бы беспрецедентные переговоры в прямом эфире, призвав к консолидации. Мне бы хотелось, чтобы люди видели в прямом эфире, как этот процесс происходит. В нашей политике очень много личного. Я бы хотел увидеть, как патриоты нашей страны откажутся от разного рода претензий на власть ради будущего нашего народа. Затем, конечно же, выпил бы чашку кофе за президентским столом и к обеду подал бы в отставку.

Подал бы в отставку, осознавая, что не готов даже на сутки рисковать судьбой народа, понимая свою неготовность к такой ответственности.

У меня есть хобби – космос. Если бы мне предложили полететь в космос, стать первым абхазским космонавтом, я не смог бы принять это предложение. Я же прекрасно осознаю, что мои физические возможности, и не только, не позволяют мне принять подобное предложение.

К сожалению, у нас немало людей, которые готовы, не сомневаясь в своих способностях и возможностях, браться за управление страной.

Интервью подготовила Индира Барцыц

http://chp-apsny.org/events-and-opinions/strana-dolzhna-razvivatsya-v-izmenyayushchikhsya-usloviyakh/

Прочитано 1082 раз Последнее изменение Пятница, 05 апреля 2019 18:10

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.