Последние новости

декабря 15 2017

16 ДЕКАБРЯ В АБХАЗСКОЙ ГОСФИЛАРМОНИИ СОСТОИТСЯ КОНЦЕРТ-ЛЕКЦИЯ СКРИПАЧА, КУЛЬТУРОЛОГА, ПОЭТА, ПОПУЛЯРИЗАТОРА КЛАССИЧЕСКОЙ МУЗЫКИ МИХАИЛА КАЗИНИКА «ТАЙНЫЕ ЗНАКИ КУЛЬТУРЫ»

Сухум. 15 декабря. Абхазия-Информ. В субботу, 16 декабря, в 17:00 в Абхазской госфилармонии им. Р. Гумба состоится концерт-лекция выдающегося российского и шведского скрипача, культуролога, поэта,…

Реклама

Календарь событий

« Сентябрь 2015 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        

Мы в Фейсбуке

ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЙ УЧАСТНИКОВ КРУГЛОГО СТОЛА «24 ГОДА БЕЗ ВОЙНЫ: ПРОБЛЕМЫ И ВОЗМОЖНОСТИ»

Точка зрения Пятница, 29 сентября 2017 12:23
Оцените материал
(1 Голосовать)

Сухум, 26 сентября 2017 г.

Президент общественной организации «Юристы Абхазии» Олег Папаскири: Каждый из нас обладает внутренним абхазским паспортом, в котором указана прописка, а также загранпаспортом для поездок за пределы Абхазии. Однако последний свою функцию в полной мере не выполняет. Кроме России с ним мы никуда выехать не можем. Как правило, это обуславливается тем, что раз Абхазия - непризнанное государство, то и ее документы не признаются и по ним нельзя путешествовать, перемещаться…

Однако с точки зрения международного права ответ на вопрос,  возможно ли использовать и признавать паспорта стран, которые не признаны, будет: «Да, возможно».

Это звучит парадоксально, но, тем не менее, с точки зрения международного права, прежде всего, в силу его многогранности и глобальности, в нем не содержится строгих рамок, которые бы это запрещали.

В новейшей истории есть немало примеров, когда без признания суверенитета государства другие страны  признавали выданные им базовые документы, касающиеся персонального статуса, в том числе и паспорта. 

Еще до признания Россией Абхазии имела место ситуация, когда российские нотариусы, принимая документы из Абхазии, такие,  как свидетельства о рождении, свидетельства браке и т.д., сталкивались с проблемой их легальности и применимости. И за год до признания, в 2007 году, МИД России официально указал нотариусам принимать такие документы. Таким образом,  уже в отношении самой  Абхазии есть такие прецеденты – до признания независимости республики признавать документы, выдаваемые ею.

Этим фактом практика не ограничивается. Есть пример, когда США, не признавая советское правительство, в лице суда города Нью-Йорка признало нормативный акт – декрет советской власти.

Что касается других форм признания, более крупных институтов, то есть прецедент международного суда ООН, который в своих документах содержит обоснования решений, где также рекомендует признавать документы, которые выданы органами власти непризнанных стран.

Есть даже практика  европейского суда по правам человека: прецедент – Кипр против Турции, где дается конкретная рекомендация о том, что игнорирование  документов о регистрации, браке и рождении напрямую наносят ущерб жителям страны и нарушает их права.

Таким образом, международное право ставит права человека выше частных случаев или формальных норм права.

Есть и другие примеры: США, Франция, Великобритания и Австралия признают паспорта Северного Кипра. Есть еще Западная Сахара, Тайвань – немалое количество стран признают и их документы.

Еврокомиссия публикует ежегодно списки т.н. «фейковых» паспортов – вымышленных структур, а  в разделе непризнанных стран нет Абхазии, нет документа, который включил бы нас в заранее оговоренный список запретов.

В заключении Венецианской комиссии в отношении грузинского закона об «оккупированных территориях»  также  говорится о необходимости изменения подхода и создания условий для признания абхазских документов. Если мы будем регулярно ставить этот вопрос на обсуждение, представляя этот закон как препону, как анти-правовой документ и  антигуманный, то мы сможем также заручиться поддержкой  со стороны это авторитетной комиссии.

Работа в этом направлении должна вестись постоянно. Мы должны выработать стратегию, обосновывающую нашу позицию и  имеющую под собой глубокий правовой потенциал. Если мы возьмем совокупность примеров, норм права, прецедентов, решений судов, то получим очень серьезный, весомый материал для лоббирования наших интересов.

Лиана Кварчелия (Центр гуманитарных программ): Долгосрочная цель, стоящая перед Абхазией во внешнеполитическом плане -  это широкое международное признание. Это важный фактор, влияющий на укрепление нашего суверенитета. Но есть и краткосрочные и среднесрочные задачи - готовить почву для признания уже сегодня. Если Абхазия будет закрыта, если у наших граждан не будет возможностей выезжать за границу на учебу, на лечение, если не будет возможности взаимодействовать с внешним миром в экономическом плане, если в Абхазию не смогут приезжать люди из Европы,  вряд ли в этом случае можно будет рассчитывать на то, что отношение к Абхазии будет меняться в лучшую сторону. Это будет движение в обратном  от признания направлении.

Я думаю, что важно устанавливать прямые контакты на разных уровнях со странами, которые еще не признали Абхазию.  Это очень сложный процесс, удается это делать далеко не всегда. Есть всего несколько примеров, где такие контакты на достаточно высоком уровне были установлены, благодаря личным связям, например, в Италии. Но в  подавляющем большинстве стран это сделать гораздо сложнее.

Еще одна возможность – это площадки, созданные вокруг грузино-абхазского конфликта. На них чаще присутствуют  довольно влиятельные международные представители, политики, дипломаты, эксперты и т.д. Потому важно использовать возможности, которые открываются на этих площадках.

Когда в Грузии к власти пришел Михаил Саакашвили, то он стал целенаправленно переносить акцент с абхазо-грузинского конфликта на грузино-российские отношения. Потом произошла августовская война, и создался новый переговорный формат, а события 1992 - 1993 гг. ушли в тень. О них не говорят, не дана оценка действиям Грузии, совершившей агрессию.  Более того, Грузия приняла дискриминационный закон о т.н. «оккупированных территориях». В итоге, Грузия ушла от ответственности и позиционировала себя как «жертву», а весь груз гуманитарных последствий войны 1992-1993 был возложен на Абхазию.

Российская Федерация, особенно после 2008 г., оказывает огромную помощь Абхазии: во-первых, она признала Абхазию, что явилось важной вехой в истории независимой Абхазии; она оказывает финансовую и техническую помощь. Это, безусловно, огромная помощь в развитии абхазского государства. Одновременно необходимо прилагать усилия по укреплению внешнего суверенитета Абхазии. И в этом смысле важно не только то, чтобы международное сообщество проявило желание к сотрудничеству с Абхазией, но и чтобы Абхазия не закрывалась от этого сотрудничества.

Без свободного передвижения граждан Абхазии сложно говорить о сотрудничестве с Европой. Когда международные представители утверждают, что проблемы с выдачей виз жителям Абхазии связаны с тем, что каждая страна в индивидуальном порядке определяет свои миграционные правила, в этом все-таки есть доля лукавства. Отказ в выдаче виз жителям Абхазии большинством европейских стран носит массовый характер. Это решение в отношении целого народа, и потому оно носит политический характер. Эту инерцию следует преодолевать, и надо пользоваться всеми возможностями, чтобы озвучивать эту и другие проблемы на разных международных площадках.

Я думаю, что было бы полезно, если бы наш МИД обратился в Венецианскую комиссию по поводу грузинского закона об «оккупированных территориях». Комиссия уже сделала свои рекомендации по смягчению отдельных пунктов закона, но этого недостаточно.  Международное сообщество должно занять более твердую позицию и потребовать от Грузии отмены вышеназванного закона. Помимо того, что он ограничивает внешние контакты Абхазии, он  закрепляет изначально неверный посыл о том, что грузино-абхазского конфликта нет, а речь идет лишь о грузино-российских противоречиях.

На фоне того, что затушевываются события 1992-1993 гг. и растворяется ответственность Грузии за развязывание войны, на первый план Грузия выдвигает вопрос беженцев. Но появление беженцев – это следствие именно агрессии, за которую Грузия по сей день не осуждена. Получается, что акцент делается на следствиях, в то время как причины замалчиваются.

Помимо резолюций ООН по вопросу беженцев, ежегодно Грузией пишутся доклады о состоянии  прав человека в Абхазии. Грузия,  не имея доступа к Абхазии, готовит доклады, в которых Абхазия выступает в очень неприглядном свете. Это часть грузинской пропаганды. Ответом на эту пропаганду является  доклад,  подготовленный шведским,  дипломатом лауреатом Нобелевской премии Томасом Хаммербергом  и Магдаленой Фричовой-Гроно. Они много раз бывали в Абхазии и подготовили очень важный документ. Конечно, в нем содержатся критические замечания, но его ценность в том, что он объективен. Вряд ли кто-то скажет, что у нас в стране все идеально. Мы сами видим свои недостатки. И я думаю, что наша сила, как общества, в том, что мы можем говорить о них открыто. Мне кажется, важно чтобы наш МИД и в рамках Женевы и на встречах с дипломатами разного уровня ставил вопрос о том, чтобы этот доклад рассматривался на всех площадках, на которых речь идет о ситуации с правами человека в Абхазии. Важно, чтобы в различных международных документах делались ссылки не на грузинские доклады, написанные в целях пропаганды, а на доклад европейских экспертов.

Арда Инал-Ипа (Центр гуманитарных программ): Мы недаром приурочили проведение этого круглого стола к празднованию Дня Победы в грузино-абхазской войне. Многие вопросы, касающиеся прав человека и стоящие перед Абхазией в международном плане, непосредственно связаны с последствиями грузино-абхазской воины. Однако, к сожалению, до сих пор не только не была дана оценка грузинской агрессии, но память о войне 1992-1993 гг. практически вымывается из международных документов и дискуссий, касающихся грузино-абхазского конфликта, современной истории стран Южного Кавказа и т.п. Это приводит к созданию неполной, а следовательно – искаженной картины. МЫ понимаем, что, если корни конфликта, предыстория и все важнейшие события, которые послужили причиной или усугубляли конфликт и приводили к нарушениям прав человека, не будут признаваться, анализироваться и оцениваться по существу, то решить конфликт будет невозможно. Поэтому для нас это остается огромной задачей –  для  дипломатов,  политиков, общественности – вернуть этот вопрос, эту проблему объективной оценки прошедшей войны в международный дискурс.

Я понимаю, что на женевской площадке руки у наших дипломатов связаны, поскольку дискуссии начались после 2008 года, и речь там идет о грузинской агрессии 2008 года и последствиях войны в Южной Осетии, и это заслоняет события 1992-1993 гг. Поэтому мы должны искать новые форматы именно в международном контексте. Если это не переговорный процесс, то могут быть международные конференции, участие в пресс-конференциях известных дипломатов и политических деятелей, где можно задавать прямые вопросы, обращаться с просьбой дать оценку войне 1992-1993 гг., каковы последствия этих событий сегодня и т.п. На всех уровнях нужно говорить и о правах человека – о нарушениях права на передвижение и пр.. Подчеркивать, что многие нарушения связаны, в том числе, и с действием закона о так называемых «оккупированных территориях», который может признаваться и приниматься как инструкция к действию только теми, кто не знает, недооценивает или игнорирует последствия грузино-абхазской войны.

Необходимо понимать важность международных контактов Абхазии на официальном и неофициальном уровнях, признавать необходимость использования экспертных и гражданских площадок, постоянно действующих конференций, на которых НПО участвуют уже много лет. Да, прогресс очень медленный, но мы не должны опускать руки. После окончания войны прошло долгих 15 лет прежде, чем Россия признала независимость Абхазии. Если бы мы не контактировали и не общались с российским обществом, это был бы еще больший срок. Мы находились под санкциями, были изолированы и т.д. Сейчас у нас гораздо больше возможностей, которые мы должны использовать в интересах Абхазии. Я считаю, что недооценивать возможности, которые есть у гражданских организаций, нельзя, поскольку политические ограничения вследствие частичной признанности отражаются в том, что представители официальных структур не всегда могут участвовать на тех или иных международных форумах, не всегда могут свободно выступать, озвучивать свою точку зрения, говорить об Абхазии.

В то же время, многие международные площадки открыты для гражданского общества, поэтому нельзя недооценивать проводимую в этом направлении работу и важность сохранения и развития контактов с теми международными партнерами, которые подготавливают встречи, дискуссии и конференции и обеспечивают доступ абхазских участников к этим и другим подобным форумам.

За 20 с лишним лет уже определился круг партнерских организаций, которые предоставляют площадку представителям Абхазии для правдивого информирования на равных с другими участниками из признанных государств. На этих площадках Абхазия участвует именно как Абхазия, и где абхазские эксперты, представители гражданского общества, а часто и сотрудники официальных структур не дают возможность представителям Грузии или их союзникам беспрепятственно озвучивать и распространять необъективную и ложную информацию. Послевоенная практика, когда представители т.н. автономного правительства в изгнании могли выступать на международном уровне от имени Абхазии, была прекращена, в том числе и благодаря активности и компетентности гражданских организаций Абхазии. С помощью международных партнеров удалось переломить ситуацию и добиться того, чтобы на экспертном и гражданском уровне звучала позиция и точка зрения именно абхазской стороны.

На пути взаимодействия Абхазии с международным сообществом постоянно появляются какие-то вызовы и препятствия. Был период, когда Европа предложила стратегию взаимодействия без признания, дающую  какие-то новые возможности в международном контексте, но грузинский закон об «оккупированных территориях» фактически блокировал эти возможности. Я думаю, сегодня мы могли бы обратиться к международным посредникам от нашего круглого стола с призывом использовать свое влияние для воздействия на Грузию, чтобы поставить вопрос об отмене этого закона, поскольку он ограничивает права человека в Абхазии и возможности поиска мирного урегулирования конфликта.

К сожалению, в последнее время мы видим, что Абхазия сама недостаточно открыта к миру. Не всегда она открыта к тем представителям международного сообщества, которые не политизированы в своих подходах, придерживаются сбалансированной равноудаленной позиции, с пониманием относятся к стремлениям абхазского народа, многое делают для предоставления Абхазии равных возможностей озвучивать свою точку зрения на международном уровне. Невероятно, но в последнее время возникают ситуации, когда люди, много сделавшие для продвижения объективной информации о нашей стране, начиная с военных времен, вдруг оказываются в списке невъездных в Абхазию. Это совершенно непонятно и неприемлемо.

Это тревожный сигнал, который должен стать предметом серьезного разбирательства. Разным структурам необходимо сверить часы, чтобы  еще раз подчеркнуть, что Абхазия сегодня еще не решила всех политических задач. В наших интересах быть открытыми и взаимодействовать с представителями международного сообщества, и в первую очередь с теми, кто с пониманием относится к проблемам Абхазии. Мы не должны изнутри препятствовать этому.

Министр иностранных дел Даур Кове: Ряд вопросов, озвученных здесь в докладах, обсуждается и в рамках Женевских дискуссий.  Здесь отмечалась необходимость активизировать работу по  линии признания абхазских загранпаспортов. Я  хочу сказать, что работа в этом направлении ведется. Этому вопросу посвящалось несколько информационных сессий в Женеве.

Нами было подготовлено официальное письмо в адрес Верховного представителя ЕC по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини, в котором  мы обратились  с просьбой рассмотреть возможность признания абхазских загранпаспортов в качестве документов  для передвижения.

То, что эта проблема была поднята и в ходе сегодняшней дискуссии, говорит о том, что такой запрос существует  в нашем обществе. мы Есть большая необходимость в решении этого вопроса и мы будем продолжать работу.

Я считаю, что многие волнующие нас всех вопросы мы должны решать вместе с гражданским обществом.  Ни для кого не секрет, что у нас есть две площадки, на которых ведется  политический диалог. Это Женева и мероприятия, в которых участвуют представители гражданского общества Абхазии.

Я глубоко убежден в том, что нам необходимо развивать эти направления.

Что касается грузинского закона об «оккупированных территориях», то этот вопрос мы тоже ставили неоднократно, говорили о необходимости его отмены. Понятно, что это закон другого государства, но мы, со своей стороны, постоянно акцентируем внимание на его абсолютно дискриминационном  характере. Я  уверен, что в конечном итоге  мировое сообщество обратит на это внимание и примет  соответствующее решение.

Сам факт, что сегодняшняя встреча и дискуссия состоялась, имеет очень важное значение и для нас, и для представителей гражданского общества. Я надеюсь, что подобная практика общения будет продолжена, а нам есть  о чем еще поговорить, что обсуждать. Пожелания, к высказанные сегодня в наш адрес, мы учтем и  используем их в своей дальнейшей  работе в рамках в том числе и Женевских дискуссий.

Асида Шакрыл (Центр гуманитарных программ):  Очень жаль, что,  доклад Томаса Хаммерберга, идея подготовки которого родилась в рамках Женевских дискуссий, так и не был официально опубликован. Это отражает вообще ситуацию на Женевской дискуссионной площадке. Я понимаю всю сложность, но думаю, что пришло время обновить повестку дня Женевских дискуссий, которые ведутся вот уже девять лет, уточнить цели и задачи, сформулированные еще в 2008 году. А то получается, что Грузия отказывается говорить об Абхазии, как стороне  грузино-абхазского конфликта, переведя акцент на российско-грузинские отношения.

Член Общественной палаты РА, спикер абхазского парламента первого (1991 – 1996 гг.)  и второго (1996 – 2002 гг.) созывов  Сократ Джинджолия выразил сомнение по поводу того, что Грузия может отказаться от закона об оккупированных территориях. 

«Надо смотреть правде в глаза.  Бороться за отмену Грузией закона  об оккупированных территориях – это бороться с  ветряными мельницами. Грузия в качестве оккупанта рассматривает Россию. И в случае с Грузией, и в случае с Украиной, да и в широком  международном контексте эта тема так  раздувается, что наш голос об отмене закона, конечно же, не будет услышан. Но это не означает,  что надо сидеть сложа руки и   молчать. На надо выступать  везде, на всех международных площадках, где нам предоставляется возможность заявить об Абхазии ее позиции и интересах.  И это должно делаться как на государственном  уровне, так и через представителей  гражданского  общества Абхазии.

Конечно,  нужно активно использовать и площадку Женевских дискуссий по стабильности и безопасности в Закавказье,  несмотря на то, что все участники выступают в Женеве в личном качестве.  У нас много разговоров о том, полезна или нет эта международная дискуссионная площадка. Я уверен в том, что мы не должны отказываться от участия в ней. Если отказаться от всех возможностей и сидеть дома, будет хуже. Конечно, нужно участвовать и выступать», - сказал Джинджолия. 

По словам Джинджолия, «мы свою победу  в войне называем выдворением грузинских войск из Абхазии». По его мнению, к  празднованию 25-летия окончания войны в календаре  памятных дат Абхазии 30 сентября должно быть обозначено именно как День Победы (30 сентября в Абхазии отмечается как  День Независимости – ред. АИ) .

«Нас поздравляют с Днем Победы, а у нас нет этого дня в официальном календаре.  Все, что  у нас происходит после 30 сентября 1993 года,  это результат той победы, и она должна быть обозначена. Кого мы стесняемся? Для всех нас это была Великая Победа в Отечественной войне народа Абхазии. И дата 30 сентября  должны быть обозначена в официальном календаре памятных дат именно как День Победы.

30 сентября 1993 г. начался новый отсчет времени для Абхазии.  А День Независимости, я считаю,  - это 12 октября 1999 года, когда  в парламенте был подписан «Акт о государственной независимости Республики Абхазия». Как всем известно, принятию Акта предшеествовал всенародный референдум, на котором абсолютное большинство граждан Абхазии высказались за государственную независимость республики.  

30 сентября и 12 октября – это  два великих праздника, две великие даты в стране», - подчеркнул Сократ Джинджолия.

Дана Куджба (Центр гуманитарных программ): Вопрос проездных документов крайне  остро стоит не только лично передо мной, но и перед многими гражданами Абхазии, не имеющими гражданства Российской федерации.  Министр иностранных дел в своем выступлении отметил, что Абхазская сторона не раз поднимала вопрос признания абхазских загранпаспортов в качестве проездных документов на Женевских дискуссиях. Мне кажется, что этому вопросу  должно уделяться постоянное внимание. 

Для молодых людей, не имеющих российское гражданство, возможность свободно передвигаться по миру с абхазскими документами – это не прихоть, не просто путешествия и развлечение, это  и возможность получить качественное образование за пределами республики,

Я в кругу своих друзей всегда говорю, что горжусь тем, что я гражданка только Абхазии.  Но мне и таким как я хочется не только гордиться своим гражданством, но и иметь  возможность свободно передвигаться с нашим паспортом.

Министр иностранных дел Даур Кове:  Как я говорил ранее, эта тема   давно поднимается нами, в том числе и на выдвигается нами и на Женевских дискуссиях. Сейчас мы решили активизировать работу в этом направлении. Скажу вам прямо, что эта тема не очень охотно принимается нашими европейскими партнерами,  при этом они и не особо спорят с нами.  Главная проблема – в  Грузии. К сожалению, мы имеем дело с тем, что европейские  страны, те же сопредседатели Женевских дискуссий действую во многом с оглядкой  на Грузию, на то, как она отреагирует. Показателен пример со спецпредставителем  Евросоюза по Южному Кавказу, бывшим сопредседателем от ЕС на Женевских дискуссиях  Гербертом Зальбером.  Он вынужден был уйти в отставку из-за дипломатического скандала в Грузии.  Получается, что Евросоюз пошел на поводу у Грузии и сметил с должности своего  высокопоставленного дипломата.

В принципе, мы наблюдаем определенное понимание со стороны европейцев. А вот как убедить грузинскую сторону в том, что это и в ее интересах признать абхазские загранпаспорта в качестве проездных документов. Я думаю, что в Грузии есть, пусть их и немного,  те, кто понимают это.   Но они  боятся своего общественного мнения. Политик, который сегодня выступит с подобной инициативой в Грузии, будет подвергнут жестокой критике.  

И все же, работать в этом направлении надо. Мы планируем в ближайшее время обратиться к  сопредседателям Женевских дискуссий провести информационную сессию на тему паспортов и других базовых документов, касающихся персонального статуса (свидетельств о рождении, браке, образовании и пр. – ред. АИ) с приглашением экспертов по данной теме.

Тут Асида Шакрыл предложила нам выступить с инициативой изменения повестки дня Женевских дискуссий.  К сожалению, повестка дня – это, можно сказать,  монолит, который не меняется вот уже -9 лет. Порой мы сталкиваемся с  парадоксальными  вещами. Так например, вопрос воды и газа в Южной Осетии давно не актуален, осетины говорят, что у них уже нет с этим проблем и предлагают снять   этот вопрос из повестки дня, но он так и не снят.   Женевский формат очень консервативный.  Но мы все же будем продолжать попытки  по его корректировке.                                                              

Депутат парламента Батал Табагуа:  Я согласен  со всеми, кто здесь говорил о том, что мы должны постоянно поднимать вопрос о признании абхазских документов, в том числе и загранпаспортов.

Но я хочу сказать и о том, что   и мы сами должны быть более открытым обществом. Абхазия - туристическая страна. Хотя в свое время наш МИД лоббировал введение виз, мы  должны отменить их, они нам не нужны. Можно оставить рабочие визы для тех, кто хочет приехать в республику на работу.  

Я могу  ошибаться, но мне все же кажется, что  зарабатывая какую-то сумму денег за счет введения виз, мы теряем много больше. Было бы хорошо, если бы МИД инициировал отмену виз. Я думаю, в этом вопросе  вас в парламенте поддержат.

Я полагаю, что в нашем министерстве иностранных дел следовало бы создать, пусть небольшой,  отдел по Грузии…  Нам надо добиваться того, чтобы Грузия признала независимость Абхазии.  Понятно, что это не дело краткосрочной перспективы. Но мы должны работать в этом направлении.  К этому делу надо привлекать и международные лоббистские организации.

Я также предлагаю, используя внешние  контакты наших неправительственных организаций, проводить в Абхазии различные международные форумы, конференции,  приглашать экспертов.  Мы должны на всех уровнях, на самых разных дискуссионных площадках убеждать грузин в том, что это и в их интересах поставить точку в грузино-абхазском конфликте и признать государственную независимость Абхазии. 

Сотрудник информационно-аналитического  департамента  МИД РА  Аста Чукбар:  Возвращаясь к вопросу об ограничении прав граждан Абхазии на передвижение, хочу подчеркнуть, что мы постоянно поднимаем эту тему на  Женевских дискуссиях, Сопредседатели нам говорят, что  они не могут повлиять на  решения тех или иных стран.  Вот теперь мы решили пойти иным путем: мы будем создавать базу данных о  случаях отказа в визах из-за того, что паспорт гражданина РФ выдан посольством России в Абхазии. 

Мы обратились в различные  министерства и ведомства с просьбой предоставлять нам информацию о случаях отказа в предоставлении виз.  В идеале,  было бы хорошо иметь подобную информацию и от частных лиц, но люди не  хотят говорить, что им было отказано в визе, чтобы в дальнейшем не не возникло новых проблем. Поэтому мы пока  ограничились госведомствами. Мы все знаем о нередких случаях,  когда отказывают в визах нашим творческим коллективам, в том числе и детским, спортсменам... 

Председатель Движения «Матери Абхазии за мир и социальную справедливость» Гули Кичба: «Во время войны и в послевоенное блокадное время, когда все наши мужчины были невыездными,  женщины не только кормили семьи, перевозя сельхозпродукцию на тележках через границу,  но и прорывали  информационную блокаду.  Впервые после Латской трагедии мы поехали в Москву и повезли видеокассету о случившемся, мы не смогли попасть в кабинеты ельцинского правительства. Но нас приняли в Фонде мира. Когда мы показали им эту кассету, выяснилось, что  многие в России даже не знали о том, , что у нас происходит.

Я считаю очень важной работу, проводимую нашими общественными организациями. Чем теснее наши общественные, неправительственные организации будут сотрудничать с государственными структурами, тем лучше для всех.  

Если же мы не будем принимать участие в различных международных формах и конференциях, наша нишу  займут   грузины, выступающие от имени «автономной Абхазии».   И информация будет подаваться в искаженном и выгодном для них свете.

… Мне вспоминается  первая  встреча абхазских матерей, чьи сыновья погибли в войне, с грузинскими матерями.  По просьбе Владислава Григорьевича Ардзинба я поехала на эту встречу в г. Очамчыра. Было очень сложно преодолеть психологический барьер и встретиться с женщинами, чьи сыновья воевали против Абхазии. Но на этой встрече была поднята проблема поиска пропавших без вести.

Кстати, огромная  работа по поиску пропавших без вести, идентификации останков абхазских бойцов, захороненных в Парке Славы,  была проделана при содействии международной гуманитарной организации «Международный Комитет Красного Ккреста». МККК помог нам и в издании книги  о пропавших без вести «Надежда не умирает».

Когда абхазская делегация  принимала участи в престижной конференции «Женщины ООН» в Вене, куда съехались представители 80 стран,  где было очень много журналистов.  Хайди Тальявини делала доклад. Увидев нас, она вспомнила слова Ардзинба, которых назвал ее «человеческим лицом ООН».  Эти ее слова вызвали интерес  журналистов к абхазской делегации, у нас стали просить об интервью.  Очень важно участвовать в различных международных форумах и самим доносить правду об Абхазии до международного сообщества.

Депутат парламента Гиви Кварчия: Тут много говорилось о двух  дискуссионных площадках: в формате Женевских дискуссий и по линии неправительственных организаций, гражданского общества.   Если в рамках Женевы сложно вносить изменения в повестку дня,  о чем говорил здесь и министр иностранных дел, то надо активнее использовать возможности, которые дает другая дискуссионная площадка.  Тем более, что она позволяет поднимать самые разные волнующие Абхазию темы.

Одной из  первоочередных задач  нашей внешней  политики должно быть достижение широкого международного признания независимости  и государственного суверенитета  Абхазии. Я согласен с мнением моего коллеги Батала Табагуа относительно признания Грузией независимости Абхазии.  Нужно вести постоянную работу в этом направлении, лоббировать интересы Абхазии на различных международных площадках и форумах.

Вопрос есть и к нашему  МИДу. Я считаю, что выдача разрешения на въезд  в Абхазию, должна быть прерогативой именно министерства иностранных дел.  Понятно, что прежде, чем выдается разрешение на въезд, порой приходится привлекать соответствующие службы, но окончательное решение должно быть за МИД РА. Нельзя допускать случаев, когда люди, уже получившие визу для въезда в республику, по неизвестным или не озвучиваемым причинам не впускаются в страну.

Что касается стереотипов в нашем обществу о всякого рода «иностранных агентах» и «шпионах»… Я сам работал в международных организациях.. Все эти стереотипы – «поиск черной кошки в черной  комнате».  Надо отходить от подобных стереотипов.

Да, в обществе, может, не хватает объективной информации о деятельности и полезности международных организаций и НПО. Надо использовать все возможности, в том числе и телевидения, чтобы информировать наше население.

Начальник экспертного управления Администрации президента РА Аслан Барциц: Диалог  всегда очень важен для достижения консенсуса, лучшего взаимопонимания, достижения нужного  результата. По поводу сегодняшнего общения:  мы немного отошли от основной темы, но  затронули не мене важные вопросы.   Я чувствую в высказываниях представителей неправительственных организаций  некую обиду на то, что отдельные члены нашего общества негативно относятся к их работе, недопонимают ее необходимость и важность. В продолжение слов депутата парламента Гиви Каварчия хочу сказать:  сами НПО должны больше работать по линии информирования населения о своей деятельности, отвечать на вопросы, которые возникают к ним в обществе.

И еще один  момент: я считаю полезным общение, подобное тому, которое состоялось сегодня. Мы можем определить тему следующей встречч и подробно обсудить ее.  Если есть проблемы с НПО, давайте сядем вместе, подумаем и  обсудим, что надо делать.

Я – за конструктивный диалог, за корректное общение, без хамства и оскорбления друг друга, без самопиара.  

Предлагаю встретиться и обсудить прошлую и настоящую деятельность неправительственных организаций, осветить это в телеэфире  и  интернете. Надо рассказывать и показывать обществу, что было сделано НПО за все эти годы.

Вот тут вспоминали много разных интересных историй. Жаль, что телевизионщики ушли. Не записав все это.   Ведь молодежь многого  не знает.

Я пожелал бы, чтобы подобные встречи проводились на  постоянной основе. Сверять часы всегда полезно!

Прочитано 244 раз

Наши контакты

Наш адрес: Республика Абхазия, г.Сухум, пр. Леона 9, оф. 217    Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.