Реклама

Календарь событий

« Ноябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30      

Мы в Фейсбуке

ГРУЗИЯ И АБХАЗИЯ – ДВА РАЗНЫХ ГОСУДАРСТВА

Точка зрения Среда, 15 ноября 2017 10:20
Оцените материал
(1 Голосовать)

Открытое письмо И.П. Гиоргадзе.
Уважаемый Игорь Пантелеймонович!

Я читал в СМИ ваши комментарии, видел интервью по телевидению относительно грузино-абхазских отношений. Мне показались интересными следующие ваши высказывания. Прежде всего, имею в виду вашу оценку цели агрессии Тбилиси в Абхазии и Южной Осетии, состоявшую лишь в желании сохранить за собой территорию проживания абхазов и осетин, но без них самих. Ну а абхазов и осетин можно истребить, изгнать и т.д. В подтверждение этой мысли вы упомянули название военного похода Саакашвили на Цхинвал – «Чистое поле». То есть, иметь Южную Осетию «расчищенную» от осетин. Именно аналогичное желание – иметь «Абхазию без абхазов» – было главным мотивом вторжения на нашу землю банд «госсоветовских» и «мхедрионовских» вояк, состоявших в значительной степени из бандитов и головорезов, выпущенных из грузинских тюрем и лагерей.

Вы верно обвиняете во всем, что случилось, тогдашнее грузинское руководство во главе с Э. Шеварднадзе, которого вы охарактеризовали как «ласкового тирана», и его окружение, среди которого были даже многоопытные преступники. У Гоголя есть высказывание о том, что беда для  общества, когда у власти оказываются персоны односторонние и фанатики. (А фанатизм, как известно, не связан с логикой и размышлением).  Именно такими были тогдашние грузинские властелины, которые ввергли всех нас в большую беду. Этим фанатикам было невдомек, что межнациональные проблемы невозможно решить путем насилия – оно только усугубляет ситуацию, доводя ее до точки невозврата. Мудрые политики, понимают, что малочисленные народы весьма ревниво относятся к вопросу сохранения своей самости, своего культурного пространства, уникального отличия от других. По отношению к ним необходимо действовать, руководствуясь врачебным постулатом: «Не навреди!». Исходя из этого, ответственные правители проявляют к ним толерантность, выступают за гуманное решение возникающих противоречий в этой сфере, не доводят до открытого конфликта. Для правильной и грамотной оценки ситуации, стороны садятся за стол переговоров со списками своих претензий друг к другу и рассматривают их без гнева и пристрастия. Они  договариваются с противной стороной. И как бы это ни было трудно, приходят к компромиссу. Такой подход к решению проблемы называют цивилизованным.

Возможность его использовать была и в нашем случае.

Абхазская сторона была готова к этому, тем более, что ее требования  не были заоблачными. Однако, «белый лис» и его камарилья чванливо отказались от этой возможности, посчитав ниже своего достоинства  говорить с абхазами на равных. Гордыня не позволила! (К слову сказать, есть люди, которые и вовсе считают  гордыню характерной чертой грузинского этноса. Так, например, грузинский кинорежиссер Резо Гигинейшвили в интервью газете  «Собеседник» (№37,2017 г.) говорит: «Мне Патриарх сказал во время разговора: главная беда России – огромное пространство. Хорошо, сказал я, а главная беда Грузии? Он ответил: гордыня. ... Гордыня – это как бы дурной извод чести, ее мрачная изнанка.) Вместо этого они избрали варварский путь решения возникших проблем в грузино-абхазских взаимоотношениях, мотивируя свои действия желанием сохранить территориальную целостность Грузии. То есть, в духе Макиавелли: «Хорошая цель оправдывает дурные средства». К чему это привело,   очевидно.

Организаторы и вдохновители агрессии против  Абхазии обязаны были предвидеть ситуацию как шахматист – несколько ходов вперед. В китайской «Книге Перемен» сказано: «Ошибка Правителя – что затмение Луны и Солнца». И впрямь, грузинским властителям разве не следовало задуматься о лежащем на них бремени ответственности, когда они принимали такое судьбоносное решение в отношении Абхазии?! Однако, будучи ослепленными национализмом и «припадочным патриотизмом» (выражение Т. Манна), стремлением построить счастье для своего народа за счет других (в данном случае абхазов), они продемонстрировали отсутствие элементарного здравомыслия.

Вы в   интервью ИА REGNUM в апреле 2009 года предельно правильно заявляете: «Мы, грузины, сами виноваты в том, что произошло. Мы разрешили нашим правителям проводить нацистскую политику, мы не скинули их, когда они развязали войну против Абхазии и Южной Осетии…». Никто из грузинских высоколобых интеллектуалов не подсказал власть имущим, что они идут по тонкому льду. Для этого вовсе не требовалось обладать пророческим даром Кассандры или Ванги. Опыт подсказывал  бесперспективность силового решения национальных проблем. (Вот и украинский режим впал в этот грех и всем видно, во что это вылилось). Почему организаторы военной агрессии в своих головах не произвели моделирование  предстоящей войны в Абхазии и не просчитали возможные потери,  не поняли, что потери будут предсказуемо высокими? Ясно, что, играя на факторе предопределенности итогов своих действий, никто из них и думать не хотел об этом. Гибель тысяч и тысяч людей их совершенно не тревожила.

Надеюсь, вы не будете отрицать, что в Тбилиси до сих пор не хотят до конца осмыслить, что натворили посланные в Абхазию «навести порядок» банды и их местные сородичи, какие ужасающие злодеяния они совершили. (Более того, в Грузии не перевелись еще реваншистские настроения, не иссякло желание совершить новый поход на Абхазию). Мрачная арифметика жертв этой войны удручает. Тысячи погибших наших ребят – это невосполнимая утрата для нашего немногочисленного народа. А если учесть, сколько детей могло бы от них родиться, еще тягостней становится на сердце. Хотя война закончилась давно, у наших людей не  исчезло ощущение  страдания и горя из-за потери близких, из-за физических и психологических травм, из-за растоптанных судеб огромного числа соплеменников. Повсеместно в Абхазии стоят памятники и обелиски с длинным списком имен погибших, напоминая о чудовищной трагедии нашего народа.

По сути, нет абхазской семьи, которой не коснулась бы эта война. Есть семьи, в которых погибло два и более молодых людей. В селе Эшера  семья Авидзба-Эзугбая потеряла четверых сыновей. Отец семьи, не выдержав этого, вскоре умер, а мать, еще не старая, убитая горем, до сих пор ходит в глубоком трауре, разучившись улыбаться. 

Мне могут возразить, что грузинская сторона потеряла не меньше, а даже больше. Но людские ресурсы Сакартвело многократно превышают наши. (Кстати, бенефициант этой войны Шеварднадзе, как говорится, нажимал на эту педаль, призывая абхазов сложить оружие). Просто удивительно, сколько злобы и ненависти к абхазам таилось в сердцах и умах у огромного числа грузин. Это стало результатом продуманного, целенаправленного и тотального антиабхазского воздействия грузинской элиты, особенно пропаганды, выставлявшей абхазов неким исчадием ада. Термин «демонизация» явно соответствовал тому, что в предвоенные годы, а   особенно в ходе войны,  происходило в грузинских СМИ. Грузинские журналисты и аналитики опускались до использования недопустимой терминологии и бранных эпитетов в отношении абхазов. Благодаря подобной пропаганде сжималась пружина злобы и нетерпения, что порождало в сознании масс образ врага в лице абхазов. Ведь, как говорил Наполеон, слово имеет удивительную власть. По такой технологии зомбировали соплеменников. (Кстати, ныне многие беженцы поняли это и говорят, что их обманули). Такое воздействие  давало им карт-бланш на изощренное жестокое обращение с последними. У Ницше есть фраза: «Если человек понимает для чего, то ему неважно – как». Очевидно, это именно тот случай.

Уважаемый Игорь Пантелеймонович, отдавая дань вашему стремлению быть честным и объективным в анализе грузино-абхазской войны и перспектив взаимоотношений наших двух народов, хотел бы не согласиться с некоторыми вашими высказываниями и оценками и отметить нелогичность некоторых ваших тезисов. В частности, ваше утверждение в интервью на телеканале «Звезда» 21 июня с.г. корреспонденту А. Стриженову о том, что «ни один мой подчиненный не пролил ни капли крови – ни абхазской, ни осетинской. И это знают там». Это ваше утверждение вызывает у меня недоумение. Ведь банальное назначение спецслужб – защита государственного строя и его режима, чьим органом является эта структура. Это означает участвовать в акциях этого режима. Возможно, я что-то недопонимаю. Как грузинским спецслужбам, одно из  подразделений которых вы возглавляли во время агрессии Тбилиси против Абхазии и Южной Осетии, удалось остаться в стороне от этих событий? Разве могла это вам позволить стоявшая над вами власть, в данном случае Госсовет во главе с Шеварднадзе? Как-то странно получается. Ваши подопечные несомненно участвовали в этой страшной войне, но лично ли они пролили  кровь абхазов и осетин, этого никто не знает. Кто бы вам и вашим подчиненным позволил занимать нейтральную позицию? Не обижайтесь, уважаемый Игорь, но скажу: вы же не противостояли затеянной авантюристами преступной кровавой бойне в Абхазии и Южной Осетии? Да, вы совершенно искренне осуждаете ее, прямо указываете на виновность тогдашнего грузинского руководства, несущего полную ответственность за все произошедшее без каких-либо оговорок. Я понимаю, что в жизни человека бывают такие моменты, когда, вопреки своим субъективным убеждениям, он вынужден  делать то, что ему не очень приятно. Вы, очевидно, испытывали такое состояние во время грузинской агрессии против Абхазии и Южной Осетии, но не участвовать в ней никак не могли. Конечно, противостоять этой акции было архисложно. Один мудрец сказал: дело совсем не в том, что происходит, а в том, как ты к этому относишься. Но, все-таки, исходя из того, что состояние внутреннего комфорта гораздо важнее на свете, если вы и ваши единомышленники – наверняка таковые были – рискнули бы заявить о своем несогласии с намерениями Шеварднадзе,  было бы другое дело. Может быть, нашлись бы последователи вашего  смелого  примера. Поэтому   вы тоже, пусть малую, но несете ответственность за произошедшее, коль состояли в этой команде.

Кроме того, в 1993-1995 годах в Абхазии имела место активизация подрывной террористической и диверсионной деятельности со стороны Грузии. От рук засланных грузинскими  спецслужбами террористов здесь погибло немало наших граждан. Подготовку диверсанты прошли в Тбилиси при помощи иностранных спецслужб, которые занимали целый этаж здания госбезопасности Грузии. А возглавляли все эти годы это ведомство именно вы.

В интервью вы заявили, что позитивно общаетесь с первыми лицами как Абхазии, так и Южной Осетией. Это очень интересно! Если такое имеет место, то почему бы это не легализовать, не расширить круг такого рода неформального общения, не приехать в Сухум и не пообщаться с нашими гражданами, не выслушать их мнение…

Не менее интересны ваши высказывания относительно признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. Здесь вы как бы демонстрируете двойную позицию. С одной стороны, вы понимаете действия России, согласны со сделанным ею шагом, считая его необходимым в силу авантюрных действий сумасбродного Саакашвили в отношении Южной Осетии. Но при этом вы заявляете: «Никогда не соглашусь с признанием Абхазии и Южной Осетии как независимых государств». Считаете, что законное место Абхазии и Южной Осетии – нахождение под небом Грузии. Но как вы говорите, «конфигурацию этого нахождения надо искать. Сегодня об этом говорить – это значит взять в кулак соли и посыпать на рану. Нельзя сейчас ставить такие вопросы…». Вы заявляете, что у вас есть идея, программа, как это сделать, но обнародуете ее тогда, когда нынешнее грузинское руководство пригласит вас на родину.

Судя по вашим суждениям, решение территориальной целостности Грузии зависит от России. То есть, если Грузия сможет подружиться с Россией, то вопрос возвращения Абхазии и Южной Осетии в лоно Грузии будет решен. В этих целях вы ратуете за сближение Москвы и Тбилиси. Говорите о том, как простой грузинский народ обожает русских, подчеркнув, что грузинам ментально свойственно никогда не забывать сделанное для них добро. Мне представляется, что вы,  уважаемый Игорь, здесь несколько лукавите, поскольку русофобия явно имеет место в Грузии. Вы прекрасно знаете о том, как там принято во всех своих бедах и проблемах винить Россию и русских (как ныне на Украине). Сколько злых слов, проклятий высказано в адрес России в Тбилиси! И сейчас это имеет место, хотя может быть несколько приглушенно. Потому, что это стало невыгодно… Больше скажу: даже в эпоху СССР – в период великой дружбы народов это проявлялось, правда, несколько закамуфлированно. Помнится, как на бытовом уровне злила грузин тяга абхазов к России и русскому языку. Ныне же в Грузии русский язык явно не в почете, почти отсутствуют русские школы и русскоязычные издания. (В то время, как в соседнем Азербайджане все это есть, а в Киргизии русский является вторым государственным языком.) В результате, после распада СССР выросло целое поколение, не владеющее  русским  языком.  Но при этом ведь никто не протестует против такого положения. При этом интересно, что ныне очень важным для Грузии стало изучение украинского языка. Во время визита лидера киевского режима Порошенко в Тбилиси было подписано соглашение о содействии изучению украинского языка в Грузии.

В своем интервью вы заявили, что в Грузии сегодня не говорят о НАТО, тема эта здесь не актуальна. Но ведь это не так. НАТОлюбы в Грузии не перевелись. Они мечтают войти в этот альянс, контакты с которым постоянно поддерживаются. Достаточно сказать, что широкомасштабные учения в формате «Грузия – НАТО» проводятся систематически. В начале августа с.г. вице-президент США М. Пенс приурочил свой визит в Тбилиси к началу учений НАТО с участием грузинских вооруженных сил. В грузинской столице полагали, что они в шаге от вступления в этот альянс. А по словам главы Центра грузинских исследований В. Арькова, они уже вовсе там. По его утверждению, «в Грузии военная база НАТО и вовсе существует де-факто с 2015 года, в Крцаниси под видом совместного с Минобороной Грузии учебного центра». Но все-таки до настоящего членства Грузии в этой организации и ЕС далеко. Не возьмут ее туда, будут долго держать в «предбаннике». Ее, равно как и Украину, держит Запад как военно-политический фактор и не более. В то же время, очевидно, что в американские планы, наряду с Украиной, входит превращение Грузии в антироссийский военный плацдарм. А население последней, большинство которого, по вашим словам, придерживается пророссийской ориентации, не возражает против этого. Тот же Арьков утверждает, что «в грузинском обществе все больше людей начинают склоняться к мысли о желательности размещения в стране военной базы США. А раньше такого настроя не было». То же самое твердит и грузинский эксперт В. Папава, по мнению которого, если американцы надумают разместить свои РСМД  в Грузии, «они встретят массовую поддержку среди населения».

С другой стороны, подумайте, кто спрашивает мнение простого народа? Его же дурачит элита. Вы прекрасно помните о том, как накануне войны с Абхазией представители креативной части грузинской интеллигенции самым бессовестным образом распространяли слухи о том, будто абхазы с помощью северокавказских представителей готовят акции геноцида в отношении населяющих Абхазию грузин, изгнания их и вселения вместо них в Апсны своих соплеменников из Турции и чеченцев. Даже обнародовали график порайонного проведения этой акции. (Кстати, недавно побывавший в Тбилиси  житель Сухума  случайно встретился с группой беженцев из Очамчырского района. Среди прочих вопросов их интересовало то, как много чеченцев проживает в данное время в Абхазии. И это неспроста. Накануне войны их пугали нашествием чеченцев. Бандиты Китовани и Иоселиани во время войны вваливались в дома и квартиры абхазов с целью грабежа под предлогом того, что  ищут чеченцев, которых те  якобы прячут.)  Казалось бы, тактика  узколобая, очень примитивная, но на удивление она сработала. Провокация эта была использована для мобилизации карателей против абхазов по всей Грузии. Интересно, что Генеральный прокурор Бабилашвили, вскоре после поражения Грузии в войне в Абхазии, на заседании грузинского парламента убеждал слушателей в «правдивости» этой бессовестной выдумки, тем самым оправдывая грузинскую  агрессию. А простой народ в это поверил. Он также поверил в правомерность затеянного Саакашвили разрушения величественного памятника в Кутаиси, посвященного участникам Великой Отечественной войны.  А ведь сотни тысяч грузин погибли в той войне, и  над их памятью так надругались. И это вместо того, чтобы гордиться тем, что сыновья Грузии внесли свою лепту в общую победу над злейшим врагом человечества, каким являлся гитлеровский фашизм. А где был простой народ? Кто-нибудь хоть пикнул против такого варварства?! Народ везде одинаков, им часто манипулируют, его обманывают, его зомбируют политики. Вот вы говорите о ментальности, присущей грузинам – быть благодарными за поддержку в нужное время. В связи с этим вспомним Георгиевский трактат, двухсотлетие которого так торжественно отмечалось в Грузии в свое время. Какие возвышенные слова высказывались тогда в адрес России, о том, что она спасла грузин от исчезновения и т.д. Простой грузинский народ поверил в это. А потом, когда грузинская элита начала поносить этот акт за то, что он, якобы, положил начало закабалению Грузии русскими, народ принял эту версию тоже.

И еще. Вы заметили в своем интервью как парадоксальный факт, созданный в Тбилиси М. Саакашвили Музей оккупации Грузии. Вы справедливо считаете это глупостью, провокацией, поскольку в советское время Грузия была самой процветающей республикой в СССР, верно отмечаете ее достижения в различных областях. Могла ли загнанная, оккупированная страна иметь такие результаты?!  На самом деле, советский проект в истории народов СССР,  при всех известных его издержках, был самым прорывным, в том числе и для Грузии. Вышеупомянутый Гигинеишвили заявляет: «Большое спасибо СССР за образование, которое получили грузины». (К слову, многие и многие под воздействием «синдрома завышенных ожиданий» решительно вырывались из объятий СССР, полагая, что «в капиталистическом рае» они обретут полное счастье, но вскоре во многом были разочарованы.)  Народ то может и вспоминает об этих добрых делах, но музей же в Тбилиси продолжает функционировать, пробуждая у посетителей чувство неприязни к «русским оккупантам». Почему же большинство грузин, по вашим словам, пророссийски ориентированное, мирится с этим провокационным детищем Саакашвили?!

Пишу об этом, чтобы обратить ваше внимание на невозможность  полного поворота Грузии в сторону России. Не произойдет такого поворота в течение обозримого будущего по той простой причине, что Грузия находится на внешнем управлении, как Прибалтика и Украина.  К. Маркс в свое время сказал, что самой неприступной крепостью является человеческий череп.  Однако, как показывает практика, эту крепость можно разрушить при интенсивном и тотальном штурме, особенно если такой натиск ведется изнутри. И вы, очевидно,  не меньше меня знаете, как Запад  с помощью технологии «мягкой силы» может  влиять на внутриполитическую жизнь других стран. Для свержения неугодных им режимов они действуют ювелирно, как бы руками низов, соответствующим образом подготовив массы, лишив возможности думать и принимать самостоятельные решения и внедрив в них нужную идею, добиваясь изменения их социального сознания, что позволяет им привести к власти нужных и управляемых ими же персон, пусть даже не слишком популярных в своей стране. Разве не американцы, привели в свое время Саакашвили к власти в Грузии? Если захотят, они и нынешнюю власть заменят другими персонами. Вы тогда справедливо говорили: «…в Грузии власть управляется из одного центра»,  то бишь из Вашингтона. Разве алгоритм поведения западных покровителей Грузии изменился  после этого? (Кстати, не могу не вспомнить здесь ваше  пророчество в отношении судьбы Мишико, «золотого мальчика» Вашингтона: первое – тюрьма в Тбилиси, второе – отстрел на улице. Вышвырнутый из Украины пинком под зад Саакашвили,  лишенный гражданство этой стороны, спустя два месяца в буквальном смысле прорвался обратно через польскую границу в Незалежную без каких либо последствий (по воле заокеанских хозяев). И сразу же активно включился в борьбу за власть в этой хаотичной стране, что явно является рискованным шагом для него. Так что, не ровен час, может свершиться ваше предвидение.) США и их европейские союзники вложили слишком много сил, энергии и средств в процесс развала СССР и противопоставление Москве ряда бывших республик, в первую очередь  Грузии. Так  что рассчитывать на то, что они дадут им отмашку на сближение с Россией, по меньшей мере, наивно.

Вы знаете Нино Бурджанадзе. Она в свое время в паре с Саакашвили неистово клеймила Россию. Но после разрыва отношений с ним, ее русофобская риторика приутихла, она повернулась лицом к России. Даже поддержала крымский референдум. Стала ратовать публично за сближение с Россией, разъясняя, насколько это соответствует интересам Грузии. Накануне последних парламентских выборов в Грузии она ездила в Москву, ее хорошо приняли в высших инстанциях, об этом говорилось на ТВ и в прессе. В итоге,  каков результат? Не только ее партия, но и она сама не попали в парламент.

Спрашивается, где же это большинство рядовых граждан, которые, по вашему утверждению, являются пророссийскими? Почему не отдали свои голоса пророссийской кандидатуре? Нет большого секрета в том, почему такое здесь происходит. Дело в том, что все внимание официальных кругов Грузии, большая часть креативного населения и вся пропаганда работают на интеграцию с Западом, считая его земным раем. Однако и там не все так счастливо, далеко не все является таким, каким его представляют, просто не хотелось бы в этом письме распространяться об этом.

Ясно, что вас интересует налаживание дружеских отношений между Москвой и Тбилиси, главным образом, для решения грузино-абхазской проблемы, точнее для возвращения Абхазии в лоно Грузии без учета мнения самих абхазов. Но это же, уважаемый Игорь, нереально! Великая Россия, как говорится, в «кошки-мышки» не играет. Вчера признала независимость Абхазии и Южной Осетии, а сегодня возьмет и откажется от этого. Руководство России не раз ясно заявляло: вы сами там договоритесь, а мы согласимся с тем, к чему вы придете. Москва не будет выкручивать нам руки в угоду Тбилиси. Если гипотетически допустить это, она столкнется с проблемой на Северном Кавказе, чьи сыновья здесь сражались с грузинскими агрессорами и многие из них погибли. И они не будут спокойно взирать на такие действия! В таких делах все надо хорошо продумать, все взвесить, прежде чем принять решение. Шеварднадзевское авантюрное руководство не сделало этого, и потому получился такой плачевный результат.

Вы решительно не согласны с уходом Абхазии, переживаете по поводу ее утраты Грузией и очень желаете ее возвращения. (Здесь, по ассоциации, приходит на память аналогичное заявление, сделанное Т. Пааташвили, членом Госсовета Грузии в ходе войны: «…Мы… не должны уступить такую территорию, как Абхазия». Но при этом подчеркнул, что ради этого можно даже пожертвовать жизнью «половины населения Грузии».)  Но при этом вы, очевидно, исходите из утверждений грузинской историографии. А история, как известно, формирует не только настоящее, но и будущее. Весьма остроумно об этом высказался известный французский поэт первой половины прошлого века Поль Валери: «История – это самый опасный продукт, выработанный химией интеллекта… Она заставляет мечтать, она опьяняет народы, порождает у них ложные воспоминания, вызывает у них манию величия, делает нации желчными, высокомерными, нетерпимыми и тщеславными». Представляется, что такими свойствами грешит и грузинская историография  в отношении прошлого абхазов. Там принято считать,  что эта территория является исконно грузинской. Разумеется, это не соответствует действительности. Приведу такой пример. Он  много говорит об отношении к абхазам как к этносу со стороны Грузии. В Тбилисском университете в советские годы на филологическом факультете в рамках программы «Литература народов СССР» было предусмотрено определенное количество часов для абхазской литературы. Для чтения лекций по этому предмету из Сухума приглашали профессора Шоту Салакая. На третьем курсе во время чтения им лекции одна студентка задала преподавателю такой вопрос: «Мы не изучаем отдельно кахетинскую, гурийскую, имеретинскую литературу. Почему же сделано исключение для абхазской литературы?»  На вопрос со стороны лектора был дан исчерпывающий ответ: «Кахетинцы, гурийцы, имеретинцы – все они этнографические группы внутри одного этноса, в данном случае – грузинского и говорящие на одном языке – грузинском, хотя и со своими диалектами, а абхазы – совершенно самостоятельный, самобытный древний этнос со своим языком, своими обычаями, нравами и территорией». Однако ни студентка, задававшая этот вопрос, равно как и ее ровесники не виноваты в таком восприятии Абхазии.  Им это внушали.   «Абхазия» – это просто название, то же самое, что другой грузинский район,  там все грузинское… Надо заметить, что этот миф проистекает из «генетики», изначально заложенной в организм грузинского народа со времен разгула бериевщины: под эту «генетику» подведена «теоретическая» база. Ее автором являлся разрекламированный в свое время в Грузии и печально известный П. Ингороква. Эта «теория» разрослась подобно зерну, брошенному  в землю. Грузинская элита вдалбливала в сознание своих граждан миф о том, что абхазы – это пришлый на грузинской территории народ, который присвоил себе название грузинского племени «абхаз». Этот маховик лжи послужил основанием закрытия абхазских школ и  осуществления других мер, направленных на ассимиляцию абхазов. (Помню, как в послевоенное время в абхазские села приезжали грузинские драматические коллективы и показывали спектакли. Сотни колхозников, жаждавших зрелищ, в условиях отсутствия телевидения, с удовольствием после работы собирались посмотреть представление, но оказывались разочарованными, поскольку не знали ни слова по-грузински. Так грубо навязывали народу чужой им язык. Это же было издевательством!..  Как в прочим и ныне на Украине.)  Впоследствии теория Ингороквы была осуждена, раскрыта ее лживость,  она была признана вредной, а извращение национальной политики в отношении Абхазии было во многом исправлено. Однако этот ложный постулат, глубоко въевшийся в умы и души картвелов, с началом  горбачевской перестройки вновь оживил эти мифы, которые стали инструментом разжигания антиабхазских страстей. На пьедестал вновь были  подняты Ингороква и его лживая теория, ранее осужденная, в первую очередь известными грузинскими учеными. Эти мифы широко стали распространяться не только в Грузии, но и за ее пределами. (Приведу один пример. Некая мадам Ш. Путкарадзе, по образованию филолог, в Стамбуле, в клубе, на встрече с абхазской диаспорой, говоря о том, что Грузия всегда была на правильной стороне истории, пустилась доказывать слушателям, что абхазы – это те же грузины. Для обоснования этого тезиса она ссылалась на Ингороква. Присутствовавший на встрече полномочный представитель Абхазии в Турции, историк В.Д. Авидзба посадил на место невежественного  ученого). Не забыто и то, какая свистопляска имела место в Абхазии накануне войны вокруг территориального вопроса. В организованных по заказу из Тбилиси массовых акциях и митингах    участвовали толпы зомбированных обывателей Не забывают здесь и о том, как был совершен провокационный акт – поход на границу с Россией, где был устроено демонстративное «псоупитие», что явно было клиникой.

Идейные вдохновители войны, сидя  в грузинской столице, изгаляясь  по ТВ, в прессе, на многотысячных митингах, требовали, чтобы «задержавшиеся гости» (т.е. абхазы) покинули их территорию… Осмысливая все это, невольно подумаешь, что грузинские мифотворцы в подходе к истории абхазов, очевидно, руководствуются постулатом: раз я верю, значит это так и есть. (Помните, Тертуллиана: «Верю, ибо нелепо») Для них практически нет разницы между мифами и фактами:  ложь оправдана, если она служит их интересам и полезна для них. (К слову сказать, есть мнение, что история необъективна. Она искажалась еще со времен Древнего Египта. Но вранье – есть вранье, и грош ему цена. Такое бывает в первую очередь из-за таких, как Ингороква, его последователей и единомышленников.)

Абхазия исторически не является частью Грузии. Грузины здесь не жили до XIX века. Поверим грузинскому ученому К. Мачавариани, хорошо знавшему Абхазию. Он писал, что до середины 1850-х годов в Галском районе (приграничном с Грузией) не было слышно никакой другой речи, кроме абхазской. Так было по всей Абхазии до периода махаджирства. Существует множество других свидетельств об этом. Не буду углубляться в данный вопрос, в особенности заселении Абхазии картвелами. Это хорошо  известно.

Уход Абхазии из Грузии естественен и тем, что, мягко говоря, она туда никогда и не рвалась. Она оказалась там по воле грузинских властителей – Сталина, Орджоникидзе, Берия, совершенно игнорировавших волю абхазов, коренных жителей этой земли. Ныне, после того, что произошло, абхазы и грузины уже не могут проживать в одном государстве, вопреки вашему оптимистическому тезису: «Не все еще потеряно!» Как-то грузинский политолог П. Закареишвили вспоминал,  как на него и И. Хаиндрава обрушились представители грузинской элиты сразу после войны за то, что они сказали о невозможности вернуть быстро Абхазию – для этого потребуется не менее десяти лет. Их упрекали: «Как так долго можно ждать!» Заявляли, что в течение двух-трех лет эту проблему можно решить. В их представлении то, что совершили грузинские агрессоры в Абхазии, это какие-то «мелочи», которые можно не брать в расчет. И не испытывают комплекса вины за содеянное. (К слову, немцы 70 лет продолжают каяться за те беды, которые принес другим народам немецкий фашизм.) Их не тяготят ужасы, которые натворили их соплеменники на этой земле, не хотят понять какого джина Шеварднадзе и его сподвижники выпустили из бутылки, развязав войну с нами.

Уважаемый Игорь, если вы думаете, что Тбилиси пообещает исправить свои «ошибки» в отношении Абхазии, продекларирует готовность предоставить ей широкие права и возможности для процветания и т.д., а абхазы, поверив в эту сказку, взявшись за руки, будут двигаться вместе с грузинами вперед в едином порыве, то вы непростительно ошибаетесь. Этого никогда не произойдет. И понимать это следовало бы давно.

Весьма с симпатией относящийся к Грузии  политолог Дмитрий Орешкин еще в 2009 году в интервью уже прекратившей работу русскоязычной газете «Свободная Грузия» заявил: «Только вы не обижайтесь, пожалуйста... но у Грузии мало шансов вернуть контроль над Абхазией и Южной Осетией. Здесь даже дело не в России… Ситуацию осложняет то, что абхазы и югоосетины хотят иметь свою страну, если грузинская сторона пожелает вернуть их силой, они окажут сопротивление…»

 Не произойдет и возвращение тысяч грузинских беженцев. Ибо слишком хорошо памятны совместно с оккупантами преступные деяния многих из них. Дж. Иоселиани, руководитель карательного формирования «Мхедриони» после войны писал о том, как группа из местных грузин не раз бывала в Тбилиси с настойчивой просьбой ввести войска в республику и «проучить» абхазов. Памятно и то, с каким упоением и безумной радостью они встречали оккупантов в Абхазии… Убегая после поражения, многие из них, испытывая жажду мести, выговаривали: «Напоследок убить хотя бы одного абхаза!» Имели место не единичные случаи таких убийств. (В частности, Вл. Маан, заслуженный деятель культуры Абхазии, солист Госансамбля республики, высокочтимый в народе  в возрасте без малого 80 лет был убит его соседом мегрелом в  Сухуме, когда спешно покидал город.)

Хочу обратить ваше внимание на то, что не было случая, чтобы военным путем, путем огромных жертв этнос, отделившийся со своей территорией от угнетавшего его общего государства, вновь вернулся в лоно последнего. Абхазия в этом отношении не может быть исключением. Ненависть и недоверие порожденные войной, непреходящи.

Только такие чувства могло породить варварское насилие Тбилиси в отношении нашего народа. Чувства эти стали частью исторической памяти. Н. Карамзин говорил о том, что «дети войны быстрее взрослеют и быстрее различают ложь и истину». Те, кто были детьми во время войны в Абхазии, уже выросли. Ныне они составляют активную часть населения, при этом хорошо помнят войну, ее ужасы, свое полуголодное выживание в страхе и тревоге. Ощущение это, несомненно, будет сохраняться в течение жизни  нескольких поколений.

Если, скажем, надругались над одним человеком и убили его, то это будет трагедией для его семьи и близких.  Боль эта со временем приглушается, а затем как бы забывается. Но когда совершается варварское насилие, геноцид по отношению к целому этносу, такая трагедия глубоко оседает в памяти всей нации. Боль эта передается из поколения в поколение. Возьмем, к примеру, т.н.  хамидийскую резню, учиненную в Османской империи над армянами в начале прошлого века. Несмотря на то, что с тех пор прошло более 100 лет и поныне в сердцах армян эта трагедия остается кровоточащей раной. На протяжении долгого времени руководство Армении настойчиво добивается осуждения  Турции мировым сообществом за варварское истребление огромного числа своих соплеменников. Разумеется, количество жертв этой акции не сопоставимо с жертвами грузинской агрессии в Абхазии, но суть от этого не меняется – там и здесь имел место геноцид, истребление народа по мотивам национальной принадлежности.

В Тбилиси, очевидно, многие понимают, что Абхазию и Южную Осетию уже не вернуть. Но об этом там не говорят, не проводят  социологические опросы. Нам известно, что в Тбилиси немало тех, кто вынашивают реваншистские настроения, не исключая и руководство страны. Иначе, чем объяснить нежелание подписать договор о неприменении силы  друг против друга?! Раз не подписывают такой документ, значит, не исключают новую войну с нами и готовятся к ней, ждут подходящего момента.

Руководство Грузии просто как всегда обманывает свой народ. Так, в связи с прибытием с рабочим визитом В.В. Путина в Абхазию 8 августа с.г. советник грузинского президента по внешним вопросам Т. Пхаладзе заявил: «…Территориальная целостность Грузии обязательно будет восстановлена… поддержкой наших друзей, какая совсем недавно была выражена в ходе визита вице-президента США в Грузию». Тут невольно приходит на ум поговорка: «Расскажи свои планы Богу, чтобы он рассмеялся». На самом деле, неужели сей господин, и иже с ним думают, что с помощью своих западных покровителей, прежде всего США, они смогут вернуть Абхазию и Южную Осетию?! Уже была такая попытка при Мишико вернуть Южную Осетию, и всем  известно, чем она закончилась. Может, в Тбилиси хотят вновь испытать судьбу? На это могут пойти только сумасшедшие…

Путин во время визита в Абхазию заявил, что Россия гарантирует безопасность Апсны и Южной Осетии и подчеркнул: «У нас особые отношения с Абхазией!». Те, кто вынашивают реваншистские планы и пытаются их осуществить, несомненно столкнутся с великой ядерной державой, какой является Россия. Поэтому пора бы там одуматься. Попросту говоря, пассионарность Грузии должна была  закончиться после ее  трагического  поражения. Лев Гумилев говорил, что пассионарность любого народа после подъема должна спадать и не следует ее искусственно подогревать, чем, к сожалению, занимаются горячие головы в Тбилиси.

Следует осознать бесперспективность наращивания злобы и избрания худшего варианта – военной силы. Китайцы говорят: «Янцзы никогда не вернется вспять, а человек не вернет молодость». Здесь то же самое: вышедших из состава Грузии Абхазию и Южную Осетию обратно невозможно вернуть. Рубикон перейден. Грузия и Абхазия – это уже разные государства. Можно по этому поводу возмущаться, рыдать, сокрушаться, угрожать, продолжать нагнетать обстановку, но от этого реально ничего не измениться.

Собственно говоря, уважаемый Игорь, зачем вам Абхазия? Она же будет для вас вечной проблемой. Вы же обходитесь без нее сейчас. В исторических рамках вашей территории вам хватит жизненного пространства, и вы вполне можете наладить здесь нормальную жизнь. Тем более, что в Грузии, как и в ряде других бывших советских республик, особенно прибалтийских, имеет место миграция  населения. Немалое число граждан Грузии в поисках счастья уезжает в другие страны на постоянное место жительства. Зачем вам чужое?! Обладая мало-мальски историческим предвидением, можно сказать, что проблемы грузино-абхазских отношений не могут сами собой со временем исчезнуть. Конечно, ситуация непростая. На сознание многих картвелов давит синдром поражения в войне и утрата Апсны. (Ведь известно, что чем сильнее уверенность в победе, тем тяжелее воспринимается поражение). И, образно говоря, перед Тбилиси стоит чаша с горьким напитком, и как бы там ни морщились, они должны его выпить, чтобы избежать кризиса. То есть,  надо договариваться на базе тех реалий, которые сложились по итогам войны. Вариантов других не существует. То есть, необходимо  признание Тбилиси независимости Абхазии. Надо  правильно, честно и хладнокровно оценить ситуацию, посмотреть на  проблему с позиций неангажированного здравого смысла. Только это спасет сложившееся положение и позволит наводить мосты.

Безусловно, тема грузино-абхазских отношений в свете прошедшей войны  весьма щепетильна и болезненна. При ее освещении взгляды подчас не совпадают, из-за чего нелегко избежать перехлестов и некорректности. Поэтому, возможно, не все мои оценки вам покажутся приятными, но, думается, что даже  если предельно смягчить формулировки, от этого суть описываемых событий мало изменится.  Я не хочу, чтобы вы обижались на меня. При всем при этом я бы хотел получить ваш ответ на данное мое откровение – пусть даже нелицеприятное.

С пожеланием удачи.

Доцент кафедры политологии и социологии АГУ Константин ДУМАА

г. Сухум.

Прочитано 510 раз Последнее изменение Четверг, 16 ноября 2017 10:04

Наши контакты

Наш адрес: Республика Абхазия, г.Сухум, пр. Леона 9, оф. 217    Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.