Последние новости

Календарь событий

« Июль 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          

Мы в Фейсбуке

ПАСПОРТИЗАЦИЯ, НОВЫЕ БЕЖЕНЦЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ САМУРЗАКАНСКОЙ АБХАЗИИ

Интервью Вторник, 21 июля 2015 17:38
Оцените материал
(14 голосов)

Александр Анкваб: Власти должны определиться, чего они хотят в Гальском районе, и во что это обойдется абхазскому государству

Александр Золотинскович, на днях прочитал в средствах массовой информации о совещании в Гальском районе, которое провёл премьер-министр А. Миквабия. Обращает на себя внимание инициатива главы района Т. Надарая, который предложил принять закон о приграничном Гальском районе. Что вы думаете об этой идее?

– Едва ли этот экспромт можно назвать идеей, а если таковой её считают авторы, то она крайне убогая. Для того, чтобы понять это, необходимо рассказать о том, на какой почве появляются такого рода одиозные инициативы от вчерашней оппозиции, которой судьба жителей Гальского района безразлична. Это оппозиция не раз личным примером демонстрировала.


-- В связи с этим мне вспоминается, что прежде одним из ключевых обвинений бывшей оппозиции в ваш адрес была тема паспортизации жителей восточных районов грузинской национальности. Могли бы вы мотивировать свою позицию?


– Прежде хочу напомнить некоторые события в их последовательности. Начнём с истории вопроса.

После окончания войны с Грузией абхазской стороной неоднократно предпринимались попытки в одностороннем порядке возвратить грузинских беженцев в Гальский район.

Скажем, спустя 42 дня после Победы, 11 ноября 1993 года, Президиум Верховного Совета Республики Абхазия принял Постановление «О мерах по возвращению к местам постоянного проживания беженцев из Гальского района». А 4 апреля 1994 года в Москве Абхазия, Грузия, Россия и ООН в лице Верховного комиссара по делам беженцев подписали «Четырехстороннее соглашение о добровольном возвращении беженцев и перемещённых лиц».

По данным Миссии ООН, на 25 мая 1998 года количество лиц, возвратившихся и зарегистрированных в Гальском районе, составило 25 тысяч 774 человека.

В связи с возобновлением локальных боевых действий в Гальском районе в мае 1998 года и новым исходом жителей района, «в целях создания условий для их возвращения» с 1 марта 1999 года, указом Президента Республики Абхазия В.Г. Ардзинбы от 20 января 1999 года была создана комиссия под председательством первого вице-премьера PA К. К. Озгана.

6 ноября 1999 года председатель комиссии по вопросам беженцев и пропавших без вести при Президенте РА заявил следующее: «Возвращение грузинских беженцев в Гальский район продолжается. Процесс организованного и добровольного возвращения в Гальский район грузинских беженцев начат 1 марта 1999 года руководством Абхазии. Общая численность беженцев составляет около 60 тысяч человек, из них зарегистрировано 35 тысяч, а более 25 тысяч остаются незарегистрированными».

– А какие документы выдавались возвращаемым беженцам?

 

– Общеизвестно, что лицам, возвратившимся в Гальский район, в паспортах советского образца ставился штамп «Зарегистрирован СГБ РА». А тем, у кого отсутствовал паспорт, органами внутренних дел выдавался официальный документ, заменяющий паспорт – это форма № 9 или советский заграничный паспорт серии 41, 42 либо так называемые «аджарские» паспорта.

Такие документы не могут выдаваться негражданам страны.

К всеобщему сведению: я никогда не был председателем СГБ, а министром внутренних дел не был с октября 1993 года, и вообще с этого времени вплоть до 2005 года не занимал никакую должность.

Форма №9 выдавалась этим гражданам с 1996 по декабрь 2007 гг. За указанный период в Гальском районе ею было документировано 12 385 человек. К примеру, по годам: 1996 г. – 13 человек, 1998 г. – 2 068, 1999 г. – 1 678, 2000 г. – 1 181, 2001 г. – 915, 2002 г. – 835, 2003 г. – 967, 2004 г. – 1 017, 2005 г. – 1 553, 2006 г. – 639, 2007 г. – 1 246.

Заграничными паспортами СССР в Гальском районе до декабря 2005 года было документировано 935 человек.

Обращаю внимание на официальный документ, не нуждающийся в комментариях (текст оригинала):

«Кабинет министров Республики Абхазия. Распоряжение от 26 августа 2004 г. № 354.

Для упрощения выдачи документов удостоверяющих личность и место проживания граждан Республики Абхазия в целях обеспечения их участия в предстоящих выборах Президента Республики Абхазия:
1. Министерству внутренних дел Республики Абхазия (Бейя А.Г.):
– производить по упрощенной процедуре (в течение суток) выдачу Ф-9 без оплаты, с указанием срока действия и прописки по обращениям лиц, утративших или не имеющих паспорта, а также прописанных за пределами Абхазии, но фактически проживающих по месту прежней прописки;
– обеспечить до конца сентября т.г. работу паспортных отделов ежедневно, кроме воскресенья;
2. Главам администраций районов и г. Сухум:
– выдачу гражданам требуемых справок домоуправлениями и местными органами управления для получения Ф-9, осуществлять бесплатно.
Премьер-министр Республики Абхазия Р. Хаджимба».

Как говорится, ничего личного, только документы.

Далее, в интервью под заголовком «Десять лет непризнанной свободы», накануне президентских выборов 2004 года, в которых Р. Хаджимба баллотировался кандидатом, на вопрос журналиста о количестве грузин, проживающих на территории Абхазии, ответил следующее: «Мы уже неоднократно называли цифру – порядка 60 тысяч человек, вернувшихся в Гальский район, и около 20 тысяч в остальных районах Абхазии, а в итоге – около 80 тысяч человек».

Также, в статье на сайте агентства Regnum 3 сентября 2004 года «Кандидат в президенты Абхазии: Модель ассоциированных отношений с Россией – реальность» Р. Хаджимба, действующий премьер-министр республики, касаясь вопроса возвращения беженцев в Гальский район, подчеркнул, что жители Гальского района – граждане Абхазии.

Цифры внушительные. И какое участие эти люди принимали в политической жизни Абхазии?

– В выборах Президента Абхазии и в голосовании на референдуме о независимости в 1999 году в Гальском районе было 11 984 зарегистрированных избирателей. В 2001 году на выборах в органы местного самоуправления в районе было зарегистрировано 11 096 избирателей.

В 2004 году на выборах Президента Абхазии в Гальском районе было зарегистрировано 15 635 избирателей. На повторных президентских выборах, в 2005 году, число зарегистрированных избирателей было 14 722. Напомню также, что в 2007 году на выборах депутатов Народного Собрания – Парламента РА в Гальском районе было зарегистрировано 12 948 избирателей, в 2009 году на выборах Президента РА – 3 581, в 2011 году на выборах в органы местного самоуправления – 4 048.

На досрочных президентских выборах в 2011 году в Гальском районе было зарегистрировано 9 тысяч 226 избирателей, в 2012 году на выборах депутатов Народного Собрания – Парламента РА – 11 646.

Важно отметить, что лица, возвратившиеся в Гальский район, принимали участие в 14 избирательных кампаниях разного уровня (за исключением выборов в органы местного самоуправления в 1998 году).

Ну и возникает естественный вопрос; если эти граждане – «враги, представители «пятой колонны», в любое время готовые выступить против Абхазского государства», – так о них говорили в своих заявлениях и интервью бывшие оппозиционеры, то как можно было допускать их к важнейшим конституционным процедурам – референдуму, формированию органов самоуправления, высшего законодательного органа страны и, наконец, выборам главы государства? Как можно было в специальных обращениях, которые мы все слышали, просить «врагов» поддержать на референдуме «общее» Абхазское государство, избрать президента страны?

Каким образом ко всем этим выборам было допущено такое количество неграждан Абхазии, должны знать те, кто выдвигал обвинения против меня – люди, на протяжении долгих лет занимавшие ключевые посты в правительстве, в том числе высшие, и руководившие органами безопасности и обороны.

– А как определяли, кому из них можно выдавать паспорта гражданина Абхазии?

– Выдача внутренних общегражданских паспортов в Абхазии, за исключением Гальского района, началась в январе 2006 года. В Гальском же районе процесс осуществлялся с апреля 2008 по май 2013 гг. За этот период паспортами документировано 15 980 лиц грузинской национальности.

В утверждениях о том, что гражданство Абхазии грузинскому населению предоставляют «неизвестно кем» созданные районные комиссии, происходила умышленная подмена понятий «приёма в гражданство» и «выдачи паспорта». Созданные районные комиссии не занимались рассмотрением вопросов гражданства Республики Абхазия. Они осуществляли предварительное изучение документов, а решение о выдаче или об отказе принимали органы паспортно-визовой службы. Абхазские паспорта получали только те, у кого были паспорта советского образца, подтверждённые или выданные властями Абхазии после войны, и та самая форма № 9, которая заменяла паспорт. То есть не всем подряд, а только тем, кто ранее уже документировались и тем самым признавались гражданами Абхазии.

При этом Закон «О гражданстве» в редакции от 8 ноября 2005 года, признавая гражданами Республики Абхазия лиц, постоянно проживающих на территории страны с 12 октября 1994 года по 12 октября 1999 года, – то есть тех же беженцев – не требовал указания о наличии либо отсутствии у них гражданства других государств.

В этой связи 18 сентября 2013 года в закон были внесены соответствующие поправки.

– Тогда, может, вообще не следовало выдавать беженцам официальные документы – ни формы №9, ни паспортов советских образцов, ни, впоследствии, абхазских паспортов, а ограничиться выдачей удостоверений беженца? Об этом говорили некоторые эксперты.

– Вопрос, в первую очередь, носит политический характер. И для этого надо было принимать ответственное решение, которое могло устроить все стороны, прямо или косвенно заинтересованные и вовлечённые в процесс возвращения беженцев. Я имею в виду Грузию, Россию, ООН и непосредственно Абхазию, на которую ложилась вся ответственность за конечный результат. В той ситуации против такого шага выступали бы буквально все, кроме нас.

Скажу и о сложившейся международной практике в подобных случаях. Понимаю, что некоторые могут истолковать это в совсем ином свете, и всё же скажу. Беженцев либо не возвращают вовсе, держа круговую оборону и отбиваясь от давления международного сообщества. Вспомните почти аналогичную ситуацию на Балканах, в частности, в Косово. Напоминаю о ней не как упрёк в прошлое или рекомендацию для применения сейчас, а как данность, свершившийся и закрепившийся в истории факт. Либо беженцев возвращают, возлагая, таким образом, на себя всю полноту ответственности за них. У нас случился второй вариант.

Поэтому все последующие действия властей находились в пределах этой ответственности: Абхазское государство, помимо предоставления этой категории граждан избирательного права – избирать и быть избранным, призывало в армию, выплачивало пенсии и пособия и т.д. Неграждане государства не могут пользоваться таким набором прав. Неграждане государства не могут избирать президента, принимать участие в формировании высшей законодательной власти и голосовать на референдуме о статусе страны проживания. Это аксиома.

– А какими последствиями чревато принятие закона о правовом положении иностранных граждан в Республике Абхазия и предлагаемого закона о приграничном Гальском районе?

– Прежде чем использовать данную проблему в качестве инструмента против президента Анкваба, авторы такой идеи должны были думать стратегически, по государственному. Но они так не могли думать. Поэтому сегодня возникла очень серьёзная проблема – по импульсивным действиям моих противников видно, что предпринимаются попытки выкарабкаться из дурно пахнущей ситуации с помощью закона «О правовом положении иностранных граждан в Республике Абхазия». Смею утверждать, что это гораздо хуже, опаснее, чем было бы не вернуть беженцев 22 года назад.

Суть в том, что власти хотят фактически признать всех возвращённых снова беженцами и негражданами Абхазии, с неопределённой перспективой. То есть неизвестен срок, в течение которого они будут оставаться таковыми. А значит, мы получаем на значительной территории Абхазии большое число жителей-неграждан, постоянно проживающих, естественным образом количественно растущее. Это также означает, что мы осознанно отдаём их грузинскому государству и даём ему правовую возможность обоснованно выступать их защитником в международных инстанциях, а при определённых обстоятельствах воспользоваться и более опасными средствами в этих целях. Уже не говорю, что таким образом возникает цепь других взаимосвязанных проблем – они открыто и вполне официально будут пользоваться социальными гарантиями в Грузии, будут служить в армии своей страны, еще более привяжутся к этому государству, а значит, ни о какой интеграции в абхазское общество говорить не придется. Кроме того, закон не определяет конкретные территории, на которые он будет распространяться в отношении этих лиц, и получается, что грузинские беженцы окажутся не только в Гальском или Ткуарчальском, а во всех районах и городах республики.

– У меня складывается впечатление, что руководство Абхазии собирается всем жителям грузинской национальности Гальского и других районов выдать вид на жительство.

– Надо учесть, что согласно мировой практике, к примеру, предоставление вида на жительство является выборочной, исключительной мерой, распространяющейся на отдельных лиц. Причём по их желанию и запросу, а не принудительно. Вид на жительство не может системно предоставляться всей компактно проживающей этнической группе. Это абсурд, если только мы не собираемся устроить в Гальском районе автономию, а может – гетто или резервацию. А как иначе трактовать предлагаемый закон о приграничном Гальском районе?

Может быть, кто-то предполагает, что Абхазия желает сказать совершенно новое слово в международной юриспруденции? Но эта «новация» окажется глупостью, а глупость, как и плесень, имеет свойство становиться вечной категорией. И почему народ и страна должны это слушать и с этим соглашаться?

– Ещё возникает и вопрос об этнических абхазах в Гальском районе.

– Этнические абхазы, ассимилированные в результате грузинской колониальной политики в имперские и советские времена, со всеми остальными грузинами окажутся в таком же положении. И окажется, что наши шумные горе-политики, некоторые околонаучные деятели и депутаты, озабоченно покрикивавшие в недалеком прошлом о необходимости возвращения соотечественников в родную семью, были всего лишь ораторами, а их тирады – пустыми словами, не имеющими ничего общего с реальной заботой о них.

Мы утверждаем, что абхазы в силу известных исторических событий – разделённый народ. И это так. Часть нашего этноса проживает в Турции, странах Ближнего Востока и не только. А почему мы не принимаем во внимание, что часть нашего разделённого народа живёт и на территории собственно Абхазии, в Самурзаканской области?

А как быть с этническими абхазами в Аджарии, у которых нет документов, подтверждающих их абхазское происхождение, а есть паспорт гражданина Грузии? Что с ними прикажете делать в случае, если они изъявят желание репатриироваться? Или как их градировать на достойных и недостойных абхазского гражданства?

Очень кстати в этой связи сейчас вспомнил историко-этнографический очерк тогда кандидата исторических наук, аджарского абхаза Теймураза Ачугба. В работе «О проблемах национального самосознания населения Юго-Восточной Абхазии» (2006 г.) на стр. 6 и 50-51 он пишет (стилистика, орфография и пунктуация автора сохранены): «В Галском районе компактного грузинского населения, для которых родным языком являлся бы грузинский, ни в отдаленном, ни в ближайшем прошлом не проживало. Его нет и на сегодня. В настоящее время в этом регионе Республики Абхазия проживает мегрелоязычное население, у подавляющего большинства которого предки были абхазами». Далее учёный свидетельствует: «Коренные галцы, или, как их в прошлом называли мурзаканцы – самурзаканцы (...) этнически, т.е. по происхождению и по многим обычаям и традициям, являются абхазами, а по языку – мегрелоязычным. (...) Однако, как показывают конкретные факты периода грузино-абхазской войны и поствоенного периода, в Самурзакане уважение к своим историческим корням, да и абхазское национальное самосознание, сохранили не только несколько сот человек, как зафиксировано в анналах переписи, а несколько тысяч. Об этом косвенно свидетельствует тот неопровержимый факт, что в годы минувшей войны подавляющее большинство населения Самурзакана не приняло участие в боевых действиях против абхазов и Абхазского государства».

Вот и вопрос: как соотнести политическую конъюнктуру и заботу о соотечественниках, стремление воссоединить разделённый народ? Ведь же «по происхождению» и по многим другим признакам, но иноязычные, абхазы живут по всему миру, в том числе и в Аджарии, откуда репатриировался вышеупомянутый учёный.

Получается, что пресловутая тема паспортизации, которая её авторами с самого начала предназначалась к использованию только против конкретных лиц и власти, президента Анкваба, как аргумент к государственному перевороту, оказалась капканом для всей страны и перспектив ее развития. Иными словами, лозунг «Анкваб ведёт Абхазию в Грузию» в действительности привёл к тому, что мои противники сделали всё для того, чтобы начать процесс реального отторжения целого региона от Абхазского государства. Это можно называть любыми словами, притянуть за уши надуманными оправданиями, но суть останется неизменна.

– Как, по-вашему, надо делать правильно?

– Коль вы спрашиваете, на мой взгляд, есть два пути. Первый, стратегически оправданный, – это следовать политике формирования на всей территории государства единого общественно-политического пространства. То есть, строить единое абхазское общество. Решать вопрос о вовлечении в это пространство жителей грузинской национальности Гальского и других восточных районов через продуманную систему мер правового, социально-экономического и политического характера. То есть, паспортизировать через определённые процедуры, предоставлять им равные гражданские права, терпеливо, методично добиваться поставленной цели.

Во всём надо быть последовательными. Вот 22 года назад приняли решение – вернули беженцев, но не закрыли за ними границу и не работали над их «национальным самосознанием».

– А второй?
– И второй путь, часто кулуарно озвучиваемый и вчера, и сегодня, соответствующий, судя по всему, внутреннему убеждению недавних оппозиционеров, авторов мифологии о якобы незаконной паспортизации - изгнать, выдворить гальцев обратно в Грузию.

Что ж, как говорят за Ингуром, и мяч, и футбольное поле в распоряжении власть предержащих. Правда потом придётся помалкивать о построении правового демократического государства, добивающегося широкого международного признания независимости.

Но в обоих случаях необходимо иметь мужество смело взять на себя эту тяжелую ответственность. Иначе все разговоры о государственной стратегии посредством якобы хитромудрой политической игры, рассчитанной на будущий грандиозный успех (к примеру, рассматриваемый закон о правовом положении иностранных граждан и предлагаемый закон о приграничном Гальском районе), сравнимы с дыркой от бублика.

Это мы уже прошли, опыт есть, никакие дивиденды не получены. Наоборот, как показывает реальная действительность – одни тяжёлые последствия знойно палящей политики. От этого не укроют ни учёные степени, ни депутатский статус, ни широкополые шляпы и даже солидный перечень крупных постов в биографии.

Вёл беседу Игорь Ленский, член Союза писателей России.

Москва, 20 июля 2015 года.

Прочитано 4428 раз Последнее изменение Четверг, 30 июля 2015 14:32

Наши контакты

   Тел. : +7 (840) 229-41-79  Email: abkhinfo@gmail.com

Абхазия-Информ © 2015 | Все права защищены

При полной или частичной перепечатке материалов гиперссылка на www.abkhazinform.com обязательна.